Article

Клип Надежды Толоконниковой о Трампе: против кого и за что борется сейчас Надя

640 views

Недавно известная ЛГБТ-активистка и правозащитница Надежда Толокнникова выпустила англоязычный клип «Снова сделаем Америку великой», посвященный Дональду Трампу. Клип, как нельзя кстати, вышел примерно в то же время, когда человечество узнало о неожиданном исходе выборов в США.

Пояснять, кто такая Толоконникова, конечно, излишне. Всевозможные зарубежные и отечественные дайджесты и ассоциации наградили ее огромным количеством титулов. Вот некоторые из них: «узница совести», «женщина года», «самая сексуальная заключенная». По мнению авторитетных изданий и радиостанций, Толоконникова вошла в самые разнообразные «сотни» — ведущих интеллектуалов мира, самых сексуальных и влиятельных женщин России, и т. п. За рубежом Надежда, безусловно, одна из самых известных россиянок, коэффицент ее узнаваемости, я уверен, сопоставим с узнаваемостью наших спортсменок.

Однако на Родине Надя известна, прежде всего, своими эпатажными «перфомансами»: в Государственном биологическом музее им. К. А. Тимирязева, «панк-молебном» в храме Христа Спасителя, что было расценено российским правосудием как «хулиганство, совершенное по мотивам религиозной розни».

Вернемся к клипу: в нем меньше эпатажа, чем в других акциях Толоконниковой, но не меньше содержания. Титры клипа напоминают нам о символике Третьего Рейха: американский орел стилизован под нацистский герб, а название написано готическими буквами. Задержанную не известно за что Надю приводят в полицейский участок и начинают клеймить в прямом смысле этого слова под различные слоганы, исходящие как от самого Трампа так и от телеведущей, роль которой исполняет также Толоконникова. Так под лозунг «говорить только по-английски», изучив российский паспорт активистки, полицейские ставят ей клеймо «outsider» (в данном случае — «отстающий»). Далее после досмотра, где ее данные — размер груди и ширину бедер сверили с изображениями идеальной фигуры с утрированными вторичными женскими половыми признаками, ставят клеймо «fat pig», намекая на не соответствие идеалу. Процедура напоминает досмотр, проводимый нацистскими врачами на соответствие арийской внешности. Под слоган «никаких геев и лесбиянок» Толоконниковой ставят клеймо «извращенец», намекая на риторику Дональда Трампа. После этих процедур Толоконникову отводят в камеру, где полицейские приковывают ее наручниками и, вполне ожидаемо, насилуют. А на фоне слова Трампа: «я люблю женщин». В конце Надя оказывается в гинекологическом кабинете, где ей на внутренней стороне бедра ставят клеймо «она сделала аборт». Во время попытки побега один из полицейских убивает ее. И после этого слышны слова Дональда Трампа: «печально… американская мечта умерла».

Параллельно с этим флешбек, где Трамп, в исполнении той же Толоконниковой, предается в овальном кабинете веселой игре с большим надувным шаром-глобусом, что, вне всякого сомнения, является аллюзией на фильм «Диктатор», в котором в такой же сцене играл Чарли Чаплин, явно намекая на Адольфа Гитлера.

Что же, клипу не откажешь в некотором черном юморе. Он запоминается, и, на мой субъективный взгляд, является на данный момент наиболее удачным творением Толоконниковой (еще бы, режиссером клипа стал Джонас Акерлунд, снимавший клип Леди Гаги «Телефон»).

Надя — известный борец против авторитаризма. Она последовательно выступает за права различных меньшинств, за права женщин на распоряжение собственным телом (так теперь называют право на аборты). Это выводит ее на поле битвы против традиционных ценностей, которые в большинстве обществ никак не соответствуют современной «морали», основанной на толерантности. Как-то один мой знакомый сказал, что вся современная русская идея — это всего лишь «георгиевская ленточка и гомофобия». Что ж, если упрощать, то современные ценности — это однополые браки и право на аборты, то есть то, что сейчас, безусловно, выдается за общепринятые мировые нормы. Трамп с его нетолерантной риторикой или Путин с его «антигейскими» законами явно не вписываются в эту картину мира. Вот и борется Надежда Толоконникова против душителей свободы, как на Родине так и за океаном.

Однако не все так просто. Толоконникова выступает с позиций глобализма, о чем она сама неоднократно говорила. В интервью одной французской газете она как-то сказала: «Наши правительства все еще одержимы силой границ. Именно поэтому Европа может закрыть их для беженцев, а Путину удалось захватить Крым. Нам следует отказаться от логики XIX века и лучше понять мир XXI века, мир без границ. XXI век — это век идей, а не закрытых и перегороженных границ, лагерей беженцев и огромных армий. А что же такое глобализация в хорошем смысле этого слова, если мы действительно живем во все более глобальном мире? Это свободное передвижение людей, имущества и идей». Главные идеологи антиглобализма — националисты, так как их ценностное ядро ориентировано на традиции их общества, которые, как было сказано, явно противоречат «общепринятой современной морали». Крайняя степень национализма — нацизм, тогда как для социализма — это анархо-синдикализм (подчеркну, что национализм — не равно нацизм, это его крайнее «извращение», это все равно, что обвинять демократическую партию США в родстве с русскими террористами-эсерами). Но, утрируя и доведя до абсурда, Толоконникова старалась высмеять Трампа именно с левых позиций.

Все идеи, за которые так борется Надежда, возникли в 1968 г. во время так называемого «красного мая». В то время Францию возглавлял этатист и консерватор, герой войны Шарль Де Голль, а президентом США вскоре стал изоляционист Ричард Никсон, с которым сейчас часто сравнивают Трампа. Мир был расколот, шла Холодная война и коммунистический СССР, хоть и находился за железным занавесом, но уже не привлекал интеллектуальную протестную молодежь Европы, как это было, например, в 30-е гг. Подавление венгерского восстания 1956 г., ввод войск в Чехословакию в 1968 г. окончательно разочаровали оппозиционно настроенных европейских студентах в их симпатиях к стране Советов.

Студенческая молодежь 1968 года протестовала против власти консерваторов и против традиционной морали, единственной существовавшей в тогдашнем мире. Это была самая настоящая «революция нравов» — после нее в Европе во многих странах были разрешены разводы, аборты, где-то перестали преследовать представителей сексуальных меньшинств. Один из самых частых лозунгов, раздававшихся тогда на улицах Парижа — «Оргазм всем!». По сути, это был массовый протест против навязывавшихся сверху традиционных идеалов порядочности и правильного поведения за автономию личности и свободу коллектива, то есть за свободу против любого идейного насилия. Студенты и образованная молодежь, которая в связи с послевоенным подъемом уровня жизни (благодаря политике все тех же консерваторов и умеренных социал-демократов) в Европе стала ощутимой политической силой и начала активные действия против, по сути, вскормившей ее власти.

Акции или, как сейчас бы сказали, перфомансы французских студентов во время «красного мая» иногда явно били через край. Так, был осквернен мемориал вечного огня под Триумфальной аркой. Представьте, что во время демонстрации на Болотной, кто-нибудь из манифестантов осквернил Вечный огонь на Красной площади. А через какое-то время ушел в отставку сам генерал Де Голль, вскоре умерший.

Мир изменился. Теперь вряд ли кого-то удивишь сексуальной свободой или очередным эшелоном женских прав. Скорее наоборот: то, что раньше называлось распущенностью стало нормой поведения, а большинство браков в мире заканчиваются не долгими годами совместной жизнь и смертью в один день, а разводом. Любое попытки осадить свободу слова, пусть даже и оскорбительного, заканчиваются протестами. Жан-Поль Сартр, Альбер Камю, произведения которых были настоящими откровениями для «золотой молодежи» 1968 г., сейчас считаются классикой не меньшей, чем рассказы Чехова.

Депутат Европарламента от французских «зеленых», Даниэль Кон-Бендит, знаменитый «рыжий Дэни», один из студентов-лидеров «красного мая» не так давно сказал: «Мы боролись за ваш привычный образ жизни». Более того, он торжествующе заявил, что 68-й год «сломал ярмо консерватизма и тоталитарного мышления, предоставив право на желание личной и коллективной автономии и свободу самовыражения. С культурной точки зрения мы победили». Что ж поделать, все лозунги парижских студентов, пожалуй, достигли своей цели…

С другой стороны, наши новостные программы, различные придворные аналитики в течение всей нашумевшей президентской гонки в США представляли мир, как и положено это делать для разночинной публики, несколько упрощенно. Он (мир) делится на глобалистов и их противников. Глобалисты — это те, кто за Pax Americana, кто за Европейский союз, со свойственными им двойными стандартами и тенденцией к мировой гегемонии. Антиглобалисты — это те, кто за дружбу с Россией, кто против непонятных нам излишеств западной демократии. Глобализм — плохо, антиглобализм — хорошо. Мы, как известно, всегда за все хорошее.

И ведь правда, Трамп, лидер правых во Франции Мари Ле Пен (кстати, ей Путин на предвыборную компанию дал 9 млн. долларов), лидер британских правых Найджел Фараж выглядят вполне здравомыслящими, интересными политиками и патриотами своих стран. В Европе так вообще можно наблюдать некоторый «правый» ажиотаж, в основе которого лежит критика существующих демократических и социал-демократических режимов. Кажется, будто самым популярным европейским политиком сейчас смог бы стать… Жириновский с его лозунгом «Хватит это терпеть!».

Как ни странно, в современных политических реалиях Владимир Путин и Дональд Трамп не так далеки от Нади Толоконниковой. То, что Надя делает в рамках своего протеста против сложившейся российской системы, Путин делает в качестве протеста против гегемонистских претензий США, а Трамп — в застоявшейся американской политической системе.

Сравнимый по меркам своего эпатажа, но, увы не такой по-молодежному модный журналист Сергей Доренко как-то назвал Путина «гением хардкор-панка». Как и положено панку, российский президент постоянно «троллит» лидеров-сторонников глобализации, чем бросает вызов системе, с которой не согласен он и его избиратели. Тоже самое делает и Трамп, который своими лозунгами бросает вызов сложившемуся политесу американского истеблишмента. Наша героиня даже как-то обиженно написала у себя в Фейсбуке, что Путин-де не имеет никакого права называться панком.

Американские политологи сошлись на том, что Трампу удалось мобилизировать на выборы белых американцев — «синих воротничков», представителей рабочего класса и самого малого бизнеса, не имеющих высшее образование. По их мнению, это те простачки, которые регулярно посещают церковь и очень не любят мигрантов, отнимающих у них работу и влияющих на увеличение уровня преступности. Одним словом, это те, кто не только не будет смотреть клип Толоконниковой, но и просто не поймет о чем там идет речь. Аналогично можно объяснить ситуацию с выборами в России — тут за Путина голосовали явно не те, кто мог оценить панк-молебен в храме Христа Спасителя или перфомансы с медвежатами, тараканами и курицами. Просто это — не для «среднего ума», это — «элитарная» культура, которую большинство народонаселения не может понять. Как не провести аналогию с 68-м годом, когда французские рабочие оказались глухи к лозунгам начитанной парижской молодежи из хороших семей?

Современная модель морали, во многом вобравшей в себя лозунги «красного мая» — краеугольный камень ценностей либерализма. А либерализм — это метаидеология. Несмотря на корень слова, обозначающий свободу, либерализм категорически отрицает любые девиации ценностного и идеологического плана. Любое отклонение от него в сторону традиционных или любых других ценностей трактуется как фашизм, коммунизм, анархизм, да что угодно, только не демократия. Политик мирового масштаба, придерживающийся либеральных лозунгов, обладает монополией на слова «демократия», «свобода» и «выбор». А прочие политики — это изгои, популисты или даже, как мы уже говорили, «панки».

Толоконникова в своей бескомпромиссной борьбе против политики Путина или программы Трампа готова на самопожертвование (вспомним, что она все-таки отсидела полтора года в российской колонии), но борется она с позиций большинства. Консерваторы и революционеры 60-х гг. XX столетия поменялись местами и, кто знает, не являются ли защитники личной свободы сейчас теми самыми консерваторами, не способными изменить своих взглядов.

К слову, выборы Трампа все-таки решили не «синие воротнички», а те, на кого ставили в демократическом лагере — американцев с высшим образованием, не до конца определившихся, хотят ли они продолжения власти демократической партии. Так же и у нас далеко не все, а я бы даже сказал совсем не все заслуженные деятели культуры, среди которых много молодых людей, с симпатией отнеслись к произведениям искусства, сотворенными Толоконниковой и ее присными в Биологическом музее и в нашем кафедральном соборе. Быть может, это потому, что «свободное передвижение идей», о которых говорит Надя, стало их навязыванием? А ведь это тоже, безусловно, форма насилия над личностью.

В клипе не хватает самого главного — народа, который выбрал Трампа. Даже если Надя права и Трамп — это новый Гитлер, то встает вопрос о том, кто же виноват, что в самой демократической стране мира выбрали наследника традиций самого известного военного преступника и самого главного душителя свободы? Гитлер, как и многие другие диктаторы довоенной Европы, был избран — вот неожиданность — демократическим способом. Да, немецкий обыватель не мог предвидеть печей Освенцима, руин, в которые превратила Вторая Мировая Советский Союз, Восточную Европу да и саму Германию и миллионов и миллионов убитых, погибших от голода, бомбежек и эпидемий. Зато немцы видели экономический кризис, отсутствие каких-либо перспектив для себя и своих детей, безработицу и именно поэтому они стали такой легкой добычей популистов, у которых на подкорках головного мозга находился план уничтожения всего тогдашнего мира — так называемый новый мировой порядок. В этом была вина демократического немецкого правительства, которое не справлялось со своими задачами, а, в последствии, лидеров европейских демократических стран, считавших, что нацисты — лучше большевиков, что и стало причиной чудовищно недальновидной политики «умиротворения агрессора».

Быть может, здесь вина предыдущей (но пока еще действующей) администрации США? Может быть, сам Обама, которого наша Надя хвалит не нахвалится, виноват в том, что американские избиратели отдали свои голоса за популиста Трампа? Может быть, назрели такие вопросы, с которыми Обама и его команда не то что не справились, а даже не сумели правильно поставить: рост госдолга, все тот же экономический кризис, мигранты, бесконечные войны и связанный с ним кризис американской идентичности, который, на мой взгляд, блестяще сформулировал Трамп: «нас все ненавидят». Ненавидят потому, что не понимают или не доросли еще? Или потому, что мы американцы, дескать, делаем что-то не так. Может быть не так что-то делали Олланд, Меркель и Камерон, бывший британский  премьер. Ведь во Франции и Великобритании крепнут правые, почти неофашистские настроения, вызванные кризисом и практически неконтролируемы потоком мигрантов. Любопытный эксперимент был проведен в Германии: там по разным населенным пунктам возили актера, переодетого в Адольфа Гитлера и просили местных жителей разговаривать с ним так, будто перед ними настоящий фюрер. Результаты эксперимента поражают: в большинстве своем добропорядочные бюргеры стали… жаловаться на жизнь. Этот «перфоманс» получил очень ироничное, на мой взгляд, название: «Смотрите, кто вернулся!».

Как объяснить сторонникам либеральной модели демократии Брексит и теракты в Париже? Избрание Трампа в Америке объясняют происками Путина. Военной операцией российских ВКС в Сирии объясняли приток мигрантов в прошлом году. Что ж, ход добротный, проверенный неоднократно во времена Холодной войны…

Человеку с консервативным мировоззрением не свойственен наивный оптимизм о том, что мир развивается, достигает нового уровня и перестает в себе нести угрозу крупных военных конфликтов. И не потому, что все новое — это хорошо забытое старое, а потому, что «новое» когда-то начиналось. Наш глобальный мир начинался более сотни лет назад. Да, тогда не было интернета и телевидения, но был телефон, радио и ежедневные газеты, делавшие возможным общение и распространения в реальном времени. Да, тогда не было авиасообщений между странами и континентами, но почти весь мир был обхвачен сетью железных дорог и поток туристов рос с каждым годом. Тогда были заложены основы пиар-технологий, запускавшие, как и сейчас, весь избирательный механизм. Итальянцы, ирландцы, немцы, шведы, поляки и многие другие мигранты свободно переезжали в другие государства в поисках лучшей доли. Мир без границ, получение информации практически в неограниченном количестве — все это тогда казалось возможным. А лидеры стран, граф Генри Асквит, Жорж Клемансо, Николай II и даже кайзер Вильгельм — приличные, уважаемые мировым сообществом люди, проводившие время на бесконечных приемах и балах. Ну чем не Обама или Олланд? Ну, выясняли периодически свои локальные геополитические интересы, ну ссорились. Но ведь это даже не мешало Николаю и Вильгельму называть друг друга в переписке «Ники» и «Вилли» соответственно.

А потом эти приличные люди устроили четырехлетнюю бойню, которая не решила в результате ни одной проблемы, из-за которой начиналась.

На смену приличным приходят неприличные. Кайзер Вильгельм и Клемансо сменились на Гитлером и Петеном. Обама и Олланд должны смениться Трампом и Мари Лепен. Если лидеры США, Франции и Германии не оправдывают чаяния ни мирового сообщества, ни собственного народа, то есть надежда на то, что это удастся их сменщикам. Иначе сценарий проглядывается очень скверный.

Однако нашей Надежде и не надо отвечать на такие вопросы, ведь это всего лишь клип, очередное самовыражение в искусстве, созданное на грани массовой культуры.

Текст: Дмитрий Степанов

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail