Article

Луцкий прорыв

289 views

Кампанию 1916 года обе воюющие стороны встретили с надеждой на окончание войны, и, желая претворить это в жизнь, каждая из сторон строила свои планы боевых действий для её скорейшего завершения. Германия планировала наступлением во Франции взломать фронт взятием Вердена и маршем на Париж принудить её к капитуляции, а Австро-Венгрия рассчитывала наступать в Италии, дабы вывести её из войны, чтобы с конечной целью всеми силами добить Россию. В результате силы центральных держав оказались сосредоточенными на Западе, ослабив Восточный фронт. Русское командование, рассчитывая окончить войну, приняло решение о всеобщем наступлении. Этот замысел был подтвержден союзническими обязательствами по Антанте во время конференции в Шантильи. Обязательство о наступлении было взято с целью того, что союзники оттянут на себя значительные контингенты врага, тем более Центральные державы ослабили Восточный фронт. И русское командование решило воспользоваться моментом и начать наступление.

1 апреля 1916 года, на совещании в Ставке Верховного Главнокомандования в Могилёве, начальник штаба Ставки, М. В. Алексеев, выдвинул идею о переходе во всеобщее наступление. Исходя из стратегической ситуации, план наступления был таков: решающая роль отводилась Западному и Северному фронтам, Юго-Западному предписывалось сдерживать австрийские силы, и перейти в наступление на Луцк лишь в случае успеха соседей. Главнокомандующий Юго-Западным фронтом А. А. Брусилов предложил план наступления Юго-Западного фронта, ручаясь за его успех, благо план наступления на Луцк был разработан ещё в сентябре 1915 года. При поддержке начштаба ставки М. В. Алексеева и Николая II план был принят и одобрен.

Австро-германцы предполагали попытки русского наступления, и вдоль восточного фронта была возведена линия оборонительных укреплений. «Схема австрийских укреплённых полос представляет собой ряд сильных узлов, находящихся в артиллерийской связи между собой, а в промежутках — несколько сплошных рядов  окопов подступы к которым обстреливаются фланговым артиллерийским огнём и пулемётным — из изломов и специальных капониров, расположенных в окопах промежутка. Их дополняет система отсеков, опирающихся на узлы». Австрийское командование не сомневалось в успехе обороны, рассчитывая на слабость русской армии после 1915 года. Брусилов учитывал фактор позиционного тупика и рассчитывал одновременным ударом взломать оборону врага, перейдя в наступление.

Юго-Западный фронт к весне 1916 года состоял из 4-х армий. 8-я А. М. Каледина, 7-я армия Д. Г. Щербачёва, 11-я армия В. В. Сахарова, 9-я армия П. А. Лечицкого. Общее число сил фронта было около 534 000 штыков, 60 000 сабель при 3187 пулемётах, 485 бомбомётов и 1770 лёгких и 168 тяжёлых орудиях. Из 4-х подчиненных Брусилову армий 8-й армии Каледина отводился главный удар с направлением на Луцк.

Дабы понять причины выбора направлений, скажем пару слов о географии ТВД. Весь русский фронт в 1916 году делил на две части лесной массив в Южной Польше — Полесье. Для ведения боевых действий он был абсолютно непригоден, но в случае выхода к его западным рубежам становилось возможно окружение ВСЕЙ немецкой группировки в Польше и Прибалтике. Ключевым пунктом к этому становился ж/д узел Ковель. Но с северного фланга немцы могли предпринять контрнаступление и фланговым ударом ликвидировать прорыв. И для упреждения возможного германского контрудара Брусилов ставил целью 8-й армии ликвидацию германского плацдарма — ж/д узла Ковеля. В результате 8-я армия взятием Ковеля преследовала двойную цель: предотвращение германского контрудара и выдвижение в тыл немецкой группировке севернее Полесья.

Командармам был дан приказ: намечать участки прорыва в зоне действия своих армий, и сближаться на них с противником. Активно велась авиаразведка, переброска войск, их активная подготовка.

Для прорыва укреплённой полосы обороны противника старые методы не годились. Требовался радикально новый подход. В штабе Брусилова была разработана новая тактика наступления. Она предполагала наступление четырьмя волнами, когда после массированной и многочасовой артподготовки при поддержке авиаудара 1-я волна шла в атаку и занимала первую линию окопов противника, 2-я волна удерживала её, позволяя 1-й двигаться дальше. 3-я волна отбивала контратаки, а 4-я волна развивала прорыв. В случае успеха в бой вводилась кавалерия, усиленная бронетехникой. Казалось, явное численное превосходство русских перед австрийцами позволяло не сомневаться в успехе. Но при сравнении соотношения сил выходит, что у русских не было особенного преимущества перед врагом. Что показывает сравнительный анализ? Превосходство в пехоте — в 1,3 раза, в артиллерии — в 1,1 раза. Правда, на участках прорыва превосходство было сведено до 2,5 раз, но за счет ослабления других участков. Также следует учитывать тот фактор, что австрийцы готовились к обороне, которая смогла свести на нет любое численное превосходство неприятеля, что показал опыт боев под Верденом. Но это не умаляло уверенности Брусилова в свой успех.

22 мая 1916 года по всему фронту загрохотала русская артиллерия. Многочасовая артподготовка, вкупе с авиаударом, сломала моральный дух австрийцев, и заставила их командование сосредоточить силы на первой линии обороны для отражения русского наступления. Затем русские войска пошли в атаку. Ударные группировки, взломав первую линию обороны, без труда заняли вторую линию. Правда, последовала вражеская контратака, но разбилась о 3-ю волну русских. Наибольших успехов достигла 8-я армия. Взломав оборону врага в районе Луцка, освободив его, она продолжила движение на Ковель, рассчитывая с помощью 3-й армии Западного фронта взять его в клещи. В результате была уничтожена 1-я австрийская армия.

Труднее пришлось 11-й армии. Ей, сломав оборону австрийцев, пришлось продвигаться через сеть мелких речек, на которых австрийцы воздвигли оборону. Позже всех стала наступать 7-я армия. Ей достался участок, считавшийся у австрийцев неприступным. Но и здесь русские одержали победу, хотя после австрийского контрудара во фланг передовым частям русским пришлось перейти к обороне. 9-я армия, заняв первую линию обороны 7-й армии противника, остановилась под её контрударами, но после повторного наступления мы смогли разбить венгров, из которых состояла 7-я армия. При наступлении славянское население освобожденных сел, деревень и городов — русины и поляки — встречали русских солдат как освободителей.

Итогом этой наступательной операции стало: разгром врага на Ковельском и Владимир-Волынском направлениях, уничтожение 4-й и 7-й австро-венгерских армий, 200 000 пленных, захват 219 орудий, 644 пулеметов, 196 минометов и бомбометов, а также большого количества неприятельской техники. Такие ошеломляющие результаты произвели фурор во всем мире, особенно в России. Тысячи поздравительных писем и телеграмм шло к Брусилову, везде только и говорили об этой победе. Все были потрясены: после поражений 1915 года русская армия, оказывается, может успешно и крепко бить врага.

Но давайте рассмотрим результаты и причины глубже. Известно, что 8-я армия стала ударной, но почему такая роль выпала именно ей, а не, допустим, 11-й или 7-й, наступавшим на столицу Галиции — Львов? Что было целью 8-й армии? Небольшой городок Ковель, являвшийся самым важным ж/д узлом во всей системе фронта южнее Полесья. Его ликвидация могла даже поставить под угрозу уничтожения весь германский фронт в Польше. Сам Брусилов позже признавался, что удар на Львов зависел от успеха под Ковелем, т. е. армии после захвата Ковеля поворачивали на Львов. Кстати, у 8-й армии открывалось два пути: или Ковель, или Владимир-Волынский. Алексеев пытался указать на этот факт, обращая внимание на успешность поворота с Ковельского направления на Владимир-Волынское, ведь тем самым 8-я армия выходила в тыл Львову. Но именно опасение Ковельского контрудара заставило Брусилова вести 8-ю армию на Ковель. Сам Брусилов признавался, что Львов отвечал интересам только его фронта, а Ковель — интересам всеобщего наступления, это была возможность взломать весь германский фронт и повторить 1915 год, но наоборот. Но почему захват Ковеля не удался, хотя враг был разгромлен? Причины весьма прозаичны. Каледин не успел ввести в прорыв конницу, а немцы успели перебросить под Ковель войска и даже предпринять попытку контрнаступления, впрочем, успешно отбитую. Но это только укрепило Брусилова в его опасениях, что повлияло на ход событий на дальнейшем этапе наступления.

К 12 июня на Юго-Западном фронте наступило затишье. Тогда ставка, подтвердив планы Брусилова по удару на Ковель, решила перенести направление главного удара на Юго-Западный фронт, по инициативе Государя. Но главкозап Эверт все тянул с нанесением удара. И германцы не замедлили этим воспользоваться, начав переброски своих войск из Франции в район Ковеля, откуда они планировали провести наступление с целью остановки продвижения русской армии. А с вспомогательной целью войска австрийцев наносили отвлекающие удары. 16 июня австрийцы контратаковали Луцк, а между 7-й и 9-й армиями немцы нанесли главный удар.

Группировка неприятеля состояла из 1-й армии ген. Пухалло, 4-й армии Трещинского и ударной группы ген. Марвица. Армии рассчитывали бить в стыки армий Юго-Западного фронта и угрозой окружения заставить их отступить. Но вражеское наступление захлебнулось под русскими контрударами, и фронт перешел во всеобщее контрнаступление. И именно нанесение основного удара из Ковеля утвердило Брусилова в его опасениях, и он решил, что без ликвидации Ковеля все наступление фронта ставится под угрозу флангового или, не дай Бог, тылового удара германцев. И надо было наступать на Ковель, но тем временем не останавливать прорыв остальных армии фронта. Но главным направлением оставался Западный фронт, куда стекались все резервы. А у Брусилова их уже не было.

19 июня главкозап Эверт пытался провести наступление в районе Барановичей, но потерпел поражение, понеся тяжелые потери. Это событие утвердило Ставку в правильности переноса удара на Юго-Западный фронт. 21 июня фронт, отбив атаки, снова начал наступление. В состав фронта была передана 3-я армия и гвардия, именовавшаяся Особой армией. 3-я и 8-я армии, взломав германскую оборону, прорвали его фронт и вышли на рубеж реки Стоход. 9-я армия, сметя немцев, вышла к Карпатам. Но Брусилов утвердил главное направление — Ковель, для 3-й и 8-й армий. 11-й — Броды, 7-й и 9-й — Станислав и Галич.

Правда, положение осложнялось тем, что против них стояли германцы. Но и это не остановило русскую армию. 11-я армия взяла Броды и стала угрожать Львову, однако из-за угрозы германского удара со стороны Карпат удар на Львов не состоялся. Но уже 11 августа 9-я армия разгромила немцев в Карпатах и вошла в Венгрию, подойдя к румынской границе. А тем временем, 8-я, 3-я и Особая армии безрезультатно штурмовали Ковель, неся при этом страшные потери. 7-я армия сумела взять мощный укрепрайон Черновицы, не уступавший Ковелю, но время для решительного наступления было упущено. Пока Эверт тянул с наступлением, а Брусилов оборонялся из-за нехватки резервов, немцы стягивали войска к Ковелю, превратив его в неприступный укрепрайон. Но именно германское командование признало, что май-июнь стали самыми критическими для них днями на Восточном фронте, когда никто не сомневался, что австро-германцы получат 1915 год «наоборот»… Крушение австрийского фронта, разгром австро-венгерской армии, отбитое наступление немцев и успешное продвижение на запад русской армии — причин для беспокойства было более чем достаточно! Но, тем не менее, немцы сумели взять под контроль весь австрийский фронт, воспользовавшись перерывом в наступлении Брусилова, и везде уже были германские части — мастера обороны.

26 июня Ставка утвердила Юго-Западный фронт как направление главного удара, и уже к Брусилову потянулись резервы, боеприпасы, в его ведение перешли 3-я армия и гвардия, образованная в Особую армию (чтобы не быть 13-й). И Брусилов решил этим воспользоваться, чтобы покончить с Ковелем. По плану Особая армия наносила удар в лоб оборонявшимся под Ковелем австрийцам, с юга их силы сковывала 8-я армия, наступавшая на Владимир-Волынский, и в случае успеха центра 3-я армия наносила удар с севера маневренными группами конницы. Но нужно было учитывать, что подступы к Ковелю и реке Стоход изобилуют мелкими речушками, болотами, оврагами, а это ставило в выгодное положение обороняющихся и сильно затрудняло наступление. Мысль о броске конницы через овраги выглядела абсурдной, тем более что при первоначальном плане, еще в мае, планировалось помочь 8-й армии ударом маневренной кавгруппы Гиллендшмидта, который провалился. Но дело не в ставшей мнимой «тупости» и «бездарности» царских генералов, а в том, что пехотных подразделений в 3-й армии было очень мало, остальное отправили на Западный фронт, а вот кавалерии аж 25000 шашек, почти конармия… А пехоты было мало, все резервы бросались в пекло передовой. И поэтому 3-я армия наносила удар конницей, за неимением лучшего.

16 июня три армии Юго-Западного фронта начали наступление на Ковель. Боевой дух гвардии был очень высоким, в строй вернулись подлечившиеся кадровики, подготовка была проведена в лучших традициях довоенного времени, новобранцы горели желанием отличиться в боях, в успехе никто не сомневался, а противником стояли австрийцы. Ничто не предвещало беды. Но за 2 дня до удара германцы заменили австрийские части своими, сумели укрепить оборону. К тому же перед наступающими была болотистая местность с оврагами — трудно придумать более гибельный участок наступления. Но и это не остановило решительного Брусилова. После мощной артподготовки гвардейцы начали наступление. Шли колоннами, в полный рост, держа шаг как на параде, неся при этом тяжелые потери от прицельного огня германцев. У местечек Трыстень и Воронмин гвардия прорвала оборону германцев, с боями взяв все три линии окопов, и вышла к реке Стоход. Но тут русских встретила укрепленная полоса обороны немцев, о которую разбились атаки гвардейцев. Но и немцы находились в тяжелейшем положении. Их прижали к реке, через которую вела одна-единственная переправа, так что в случае прорыва линии немцы были бы уничтожены, Стоход форсирован, и Ковель сразу бы оказался в руках русских, если бы… были резервы! А у Особой армии их не было. Понеся огромные потери при попытках выйти к реке, при повторном наступлении 26-28 июля, активность в районе Особой армии временно прекратилась. Удар 3-й армии не смог принести каких-либо результатов — из-за вышеуказанных причин. 18-22 августа состоялось новое наступление на Ковель силами 8-й армии, захлебнувшееся, как и прежние наступления. Правда, Особая армия ещё раз штурмовала Ковель, с 25 сентября по 3 октября, но опять неудачно.

Так почему же Ковель стал той точкой, за которую шли самые упорные бои, куда шли все резервы, которая заставила выдохнуться мощное наступление русской армии? Причины, заставившие Брусилова перенести удар сюда, мы уже упоминали, но давайте ещё раз подытожим причины Ковельских наступлений и их итоги.

Во-первых, Ковель сам по себе представлял важный пункт в стратегии войны, как крупнейший и важнейший ж/д узел на Восточном фронте южнее Полесья, и его освобождение могло взломать весь фронт врага, и стать для него тем, чем стало Горлице для нашей армии весной 1915 года.

Во-вторых, Брусилов, памятуя уроки Восточнопрусской операции 1914 года, и свой опыт боев в Галиции весны-лета 1915 года, боялся Ковеля как плацдарма для контрудара врага во фланг своему наступающему фронту, и немецкое наступление 16 июня подтвердило его опасения, что и заставило его бросить все свои отборные силы на штурм Ковеля.

В-третьих, Брусилов отмечал свое наступление именно как часть ВСЕОБЩЕГО наступления русского фронта, а не какую-то локальную операцию. Причем, повторимся, у Брусилова было два направления, Львов и Ковель, и он выбрал Ковель в виду вышеуказанных причин.

Но пока северный фланг безуспешно штурмовал Ковель, южный фланг победно наступал в Карпатах. Этот эпизод заслуживает отдельного рассмотрения, т. к. все внимание в историографии уделяется боям мая-июня, а события с июля 1916 года освещаются мало. И на фоне ожесточенной борьбы за Ковель, закончившейся неудачей, почему-то замалчиваются бои на юге Галиции и в Карпатах, шедших, в это же самое время. И в отличие от Ковеля — победоносных. Так давайте же познакомимся с этой славной страницей Брусиловского прорыва поближе.

Карпатское направление было указано для 9-й армии П. А. Лечинского. В её задачи входило не только наступление на Карпаты, с последующим выходом в Венгрию, но и вовлечение в войну Румынии — как силы, способной отвлечь на себя часть вражеских армий. Русское командование знало, что Румыния как военная сила может только помешать, но этого требовали наши союзники по Антанте. Во время боев мая-июня 9-й армией была уничтожена 7-я армия противника. Австрийцы успели сосредоточить две свои армейские группировки, но и они были разбиты русскими войсками по частям, отчего рухнул весь вражеский фронт в Прикарпатье. И это произошло в дни Ковельских боев. Австрийское командование сосредоточило против русских три армии — свои 3-ю и 7-ю армии и Южную германскую армию, которая сдерживала натиск нашей 7-й армии. Перед Лечинским встали две задачи: или идти к Румынии, или выручать 7-ю армию. Он выбрал второе. Но командир вражеской группы армий, эрцгерцог Карл, будущий император Австро-Венгрии Карл I, нанес удар из Буковины, который был остановлен, а русские войска перешли в контрнаступление, взяв 28 июля Станиславов. Австрийская 3-я армия оказалось разгромленной, 7-я армия отступила со страшными потерями, а Южная германская армия вынуждена была спасать незадачливых австрийцев, чем облегчила положение 7-й армии русских, и вскоре попала под удар 9-й и 7-й армий, при этом 9-я армия вышла в Карпаты, довольно успешно ведя бои на перевалах, ведущих в Трансильванию. Её успехи возымели действие: 14 августа Румыния объявила войну Германии и её союзникам. Части австрийской 12-й армии оказались сброшенными с перевалов, и 9-я армия наступала в Трансильванию вместе с 4-й румынской армией. В конце августа — начале сентября русские авангарды вели бои уже на Венгерской равнине. По сущности стратегических задач, если не считать вовлечения Румынии, 9-я армия выполнила те самые задачи, что ставило русское командование в августе 1914 года: занять Карпаты и выйти в Венгрию. И даже разгром Румынии не изменил этого положения!

Но тогда возникает вопрос, почему это направление не получило должной поддержки? Ведь при успехе оно могло иметь даже более заманчивые перспективы, чем Ковель. Ударить через Карпаты на Венгрию, по слабым австрийским войскам, а при выходе русских армий в Венгрию вряд ли что-то смогло бы остановить марш русских войск на Будапешт, а там, дай Бог, и на Вену, что означало вывод Австро-Венгрии из войны, формальный и окончательный. Это предвидел Алексеев, что и предлагал он Брусилову. Правда, без Румынии. Но и этот радужный план имел свои темные стороны…

Во-первых, пришлось бы вовлекать в наступление и 7-ю армию, которая уже начала выдыхаться, и оказывать поддержку уже двум армиям.

Во-вторых, при продвижении армий неизбежно на повестке дня стал бы вопрос о Львове, о продвижении по остальной Галиции, а Брусилов сделал бы это только после взятия Ковеля, т. к. панически боялся оставить немцев у себя в тылу. Поэтому он решил сначала расправиться с Ковелем, а потом продвигаться маршрутом славных боев 1914 года.

В-третьих, Брусилов не хотел вовлечения в войну Румынии, заранее предвидя исход такого дела. А т. к. 9-я армия смогла это сделать, и сделала, он решил не оказывать поддержки в румынском направлении.

Поэтому 9-я армия наступала без массовых резервов, и периодически отвлекалась на помощь 7-й армии, а потом ей пришлось выручать разгромленных румын. Но и там 9-я армия отстояла свою славу, которую она заслуженно снискала во время Брусиловского прорыва.

С начала августа 1916 года стало ясно: наступление русских армии начало выдыхаться. Уже то, что в конце июля — начале августа Особая армия дралась под Ковелем без резервов, что 11-я армия еле наступала против обороняющихся немцев, а 7-й армии периодически помогала 9-я армия, 3-я армия вообще почти бездействовала, а 8-я так и не взяла Владимир-Волынский, показало — время маневренной войны прошло. И опять, как в августе 1915-го, на фронте появился позиционный тупик, что в большей степени ощутили 8-я, Особая и 11-я армии. И если середина августа — начало сентября прошло в локальных боях, не принесших пользы ни одной, ни другой из сторон, то последний пик активности пришелся на середину сентября — во время последних атак Ковеля и боев в Карпатах. А после, с появлением Румынского фронта, на Юго-западном фронте вообще наступила позиционная тишина.

Почему же получилось так, что это мощное, прежде неслыханное за всю историю человечества наступление так окончилось?

Дело было в том, что просто не хватило резервов для развития наступления. Ведь наступление Юго-Западного фронта изначально задумывалось как вспомогательное, поэтому все резервы ушли на Западный и Северный фронты, а ведь был ещё и Кавказский фронт, требовавший сил. Поэтому наличных сил хватило для блестящего разгрома врага в мае-июне, после резервы фронта кончились, а новых не было. Главкозап преступно затянул с началом наступления, на фронте установилось затишье, чем воспользовалось германское командование, успев перебросить резервы, спасшие уже рухнувший фронт австрийцев. Тем более те оборонительные линии, что построили австрийцы, все-таки сыграли свою роль. Ведь как мы уже видели, русские армии уже переходили местами к обороне ещё в начале прорыва, к тому же наступающие всегда несут большие потери, но их помогла снизить качественная подготовка атаки. Время в середине июня, когда можно было легко взять почти беззащитный Ковель, и двинуться на Львов, было упущено, что и стало причиной того, что наступление стало выдыхаться. Правда, положение можно было исправить, направив резервы на центральные и южные участки фронта, но увы, ввиду вышесказанного, Брусилов предпочел бросить все силы на Ковель, который «съел» отборные резервы, и заставил остальные армии почти что топтаться на местах без резервов, справляясь с сильным противником — немцами — своими силами.

Кто знает, мог ли Луцкий прорыв стать увертюрой к победе царской армии в 1917 году? Возможно, но история решила иначе…

Вечная память павшим в боях.

 

Текст: Александр Томилин

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail