Article

Помни Империю, но…

220 views

(записки русского кулака)

Российская империя и вправду не может не восхищать. Вот уж действительно где деды, что называется, воевали — от Варшавы до Калифорнии. Мощный флот, славная армия, построенная с нуля европейская столица и буквально «прущая», как опара из кастрюли, русская нация. Это именно те времена, которые являются для нас легендарными. То есть такого уже никогда больше не будет.

Именно ко временам Империи апеллирует основной массив русской национальной школы, а также ряд организаций наподобие Русского Имперского Движения. Лозунгом этой части националистов является выражение «Нация! Империя! Труд!», либо же «Бог! Нация! Империя!». Но несмотря на весь пафос прошлого давайте-ка зададимся вопросом — а все ли так было хорошо в Российской Империи?

Нет. Список проблем достаточно внушителен. Перечислим основные:

— Аристократия и нация оказались разделены. То есть, с одной стороны, Петр I создал флот, провел реформы, но с другой — разорвал нацию на сверхаристократов и основную массу, закабаленную крепостным правом. При этом первые зачастую даже не знали родного языка.

— Само крепостное право распространялось по большей части на русское население. Инородцев «наказывали» «крепостью» в особых случаях, например, как детей и женщин черкесов, убитых во время карательных походов Ермолова.

— Наличие в Империи своеобразных «национальных окраин», от Финляндии до Самарканда. Которые, конечно же, жили по своим, особым законам.

— Коррупция, в определенные времена доходившая до значительных размеров. Чего только Меншиков с Бироном стоят.

— Транзит национально-демократических институтов и рост национал-капитализма. Начался при Александре Освободителе, но сопровождался ломкой «старой формации».

Опять же, двоякий эффект: с одной стороны, дворянство пошло в науку, торговлю, промышленность, крестьяне получили свободу личности и сопутствующие права. Рост капитала и промышленных мощностей благодатно сказался на экономике. С другой — открылась дорога для такого нового для России явления, как терроризм. Ломка традиционной «общины» затянулась надолго, русская деревня стала базой для всякого рода «народовольцев».

— Русская колонизация. Тут достаточно спорно, 50:50. Например, с точки зрения прибыли и развития разумнее было бы не уступать Русскую Америку, потратив силы на Транссиб и строительство портов по обе стороны Тихого океана. Также логичнее было бы направить ресурсы на более тщательно освоение Сибири и Семиречья. Не всё просто с проектом Желтороссии, но те земли собирались осваивать достаточно плотно, одна КВЖД многого стоит.
И, опять же, за лучшей долей уходили самые смелые и предприимчивые, на месте оставались люди достаточно пассивные.

— Элита Империи. Наиболее распространенная претензия русских националистов — понаехало европейцев, назанимали постов, и людей русских затирают. Меньшиков прямо писал о необходимости «продвигать своих».
Другое дело, что в Российской империи эти проблемы решались. Весь XIX век шла жесткая национализация, начиная с Александра Освободителя русский национализм стал ведущей идеей России. В Государственной Думе национальные силы получили представительство, своего лидера, свои финансовые инструменты влияния.

Стоит отметить, что к началу ХХ века доля инородцев достигала в Империи сорока процентов, то есть, о «многонационалочке» можно было говорить смело.

Рост уровня жизни в конце ХIХ — начале ХХ столетия, проведенные реформы, а также рост науки, промышленности, гражданского самосознания русских людей давали надежду на светлое будущее.

Увы, Российскую империю подвел ее главный инструмент — экспансия. Россия нуждалась и в Проливах, и стремилась к Галиции и Карпатской Руси, и активно осваивала Азию.

Петр Аркадьевич Столыпин старался, как мог, направляя колонизацию в выгодном русле, но…

Главная проблема в том, что РИ так и не прошла трансфер в РНГ. Как бы это произошло в случае подавления революции и победы Империи в войне, можно посмотреть, опираясь на судьбу Британской империи.

Скорее всего, к 1940–1960 годам началось бы отсоединение наиболее «развитых» окраин РИ. На выход пошли бы Финляндия, Прибалтика, славянские страны Балкан и Проливы, скорее всего, были бы под непрямым управлением.
Следующими вышли бы неколонизированные азиатские окраины. Закавказье, Монголия, Корея, часть Китая остались под протекторатом либо в форме марионеточных государств.

В итоге к средине 1960-х появился бы этакий Европейско-Азиатский Союз, во главе которого стояла бы Русская Империя/Русская Республика. Можно даже предположить, что под влияние такого Союза со временем попали бы все страны Восточной и Северной Европы, Индия, бассейн Тихого океана. Возможно, взамен отпущенных сухопутных владений РИ/РР получила колонии в Тихом и Индийском океане. Сама бы условная Русская держава простиралась от Карпат до Владивостока, от Мурманска до Семипалатинска и Верного. То есть окраины России прошли бы типичный такой британский путь от портрета Его Императорского Величества, правителя Российской империи, до портрета Его Императорского Величества, главы Европейско-Азиатского Союза.

Теперь мы ставим вопрос по-другому — что полезного мы можем взять из Империи в нашем непростом XXI веке? Без прошлого нет будущего. Отрицание национального прошлого является частью культурного марксизма, который в принципе враждебен любой европейской нации. Британцы не стыдятся своего имперского прошлого, немцы тоже, тогда почему у нас это вдруг стало позорным?

То, что цели Империи и русской нации не всегда совпадали — ну опять же, посмотрите на ту самую Британию. Нищие англичане ютились в трущобах Уайтчепелла, в то время как элиты колоний жили в Лондоне на широкую ногу. Но что-то я ни разу не слышал от англичан инсинуаций по поводу «кровавой Бриташки, тюрьмы английского народа». Имперский путь, так или иначе, прошла большая часть европейских народов. И стыдиться его достаточно глупо.

От Империи мы можем взять текущие и необходимые для нас элементы, которые действительно важны:

— Здравая апелляция к временам расцвета. Вон, смотрите, как деды и прадеды-то работали: Форт-Росс построили, Санкт-Петербург построили, флот-то какой был. До Кушки дошли, Верный основали. Сибирь-матушку осваивали. Опять же воевали, с достоинством — турок били, шведов били, да еще и много кого.

— Континентально-океанический характер РИ. В наше время ясно видна необходимость «возвращения в океан», укрепления морского флота, а также поддержание мощной профессиональной армии.

— Времена классических «правых» ценностей. Свобода личности, свобода торговли, свобода и неприкосновенность частной собственности, национальный либерализм здорового человека, характер русского права в царствования последних трех императоров.

— Национально-консервативная составляющая, но без перегиба в «духовность».

— Разумеется, национальный легитимизм и использование ряда символов царской России: имперский стяг, имперский орел, так далее.

— Развитие и Прогресс. Что ни говори, но первые самолеты поднялись в воздух еще до революции, первые подводные лодки начали бороздить моря и океаны при Николае Александровиче, машины «Руссо-Балта» начали ездить по дорогам России задолго до строительства АвтоВАЗа. Опять же, отталкиваясь от имперского промышленного опыта, мы должны проводить разумные преобразования: постепенный отказ от нефтегазовой зависимости, упор на реальный сектор экономики, высокотехнологические отрасли.

— «При царе русские людьми были». Спектр национально-политических свобод: свои партии, свое представительство в Государственной Думе, свой лидер, свои газеты, банки, своя финансовая элита.

— Европейский характер Российской империи. До революции никто и не сомневался в том, что русские — это европейская нация.

Что из имперского прошлого брать все-таки не надо:

— Неумеренная экспансия. «Аляску брал, Варшаву брал, Самарканд брал» — сейчас это неактуально. Наша задача — объединить территории именно с русским населением.

— Имперский госаппарат. Слишком неповоротливый в наших условиях, он станет роковым бременем для русского народа. Нам сейчас нужна: небольшая, но хорошо укомплектованная Русская Национальная Армия, профессиональная полиция и служба безопасности, выборность судей, прокуроров, начальников РОВД, институт «выборного шерифства», верховенство права, активные гражданские институты, свободная многоуровневая экономика и «право на оружие», пересмотр налоговой политики, прогрессивная налоговая ставка и многое другое.

— Более тщательный подход к освоению русской территории. Широкое местное самоуправление, городские и сельские ассамблеи, сотрудничество на междугороднем уровне, тщательное развитие земель с учетом экономически-географического планирования. Как можно больше экономической свободы на всех уровнях, ярмарки ликвидных товаров, междугородние и краевые торговые ассамблеи, развитие актуальных для каждого конкретного региона ремесел и производств.

Надо шаг за шагом превращать уже имеющиеся и присоединяемые территории в благодатные, пригодные для жизни края: города с европейской инфраструктурой высшего класса, связанные отличными многополосными дорогами, современным ж/д транспортом, речными и воздушными путями. Эко-города, облачные жилые кластеры, плавучие города, стирание границы между городом и сельской местностью, наукограды — все это нужно уже сейчас.

— Нация Свободы. Мы должны понимать, что в XXI веке источников власти может служить лишь народ, обладающий полным пакетом демократических и либеральных свобод. Нация без Свободы мертва, но мертва и Свобода без Нации. Исходя из этого мы и должны разумно подходить к гражданским свободам, но в рамках нашей нации. Свобода, Равенство, Братство, — это так, но только для своих.  И прав должно быть много — от частной собственности и свободного оружия до института выборного шерифства, свободы собраний, и так далее. И, самое главное – нация разумно должна использовать свою свободу, используя ее как инструмент, которым можно достичь успеха. В свете этого требования «провести Земский собор и помазать на царствование» — уже совсем не то. Если говорить начистоту, то актуальнее требование Русского Учредительного Собрания.

— Разумно-прагматичный подход к внешней политике. Никаких «братьев-славян», «кругов Империи», «Великой Евразии». Братья у нас остались одни, и то — сербы. Поэтому все просто и предельно прагматично: кредиты взимать вовремя, ресурсы — по мировым ценам, никаких «безвозмездных поддержек».

— Национал-консерватизм должен разумно сочетаться с национальным либерализмом. Да, не отрицая историческую роль православия надо понимать, что будущее — именно за демократическим национальным движением, которое не упирает на религиозный фактор.

Традиционная система ценностей не должна мешать идее «Свобода! Нация! Прогресс!». Традиционные конфессии свободны, для тоталитарных сект — противодействие на национальном уровне. Это именно то, что необходимо нам сейчас.

«Имперский цемент», о котором так много говорят, должен использоваться достаточно разумно, без перегибов и фанатизма. Только так мы сможем добиться прогресса и изменений. Российскую империю мы сейчас должны рассматривать как великое, прекрасно, но не простое и довольно разностороннее русское прошлое. Как мощное и европейское государство, с красивыми городами, с изобилием сословий, со своим стилем жизни. Но оно, увы, уничтожено, и его образ может лишь служить подспорьем, но не целью.

Верно будет сделать так: надеть европейский костюм, европейский мундир, — и делать дело, по-русски качественно, эффективно, отказавшись уже от этой советской красно-коричневой клоунады. Нам нужна Россия, в которой воплотится и сконцентрируется сила русской нации, ее стремление к прогрессу и развитию. Национально-либеральные процессы, так или иначе, были характерны для многих европейских наций. Такие государства, как единая Германия, и появились благодаря этой идеологии. Русское Будущее. И оно в наших руках.

Так что смело повторим: Нация! Свобода! Прогресс!

Текст: Иезекииль

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail