Article

Правый активизм (ответ Кириллу Каминцу)

452 views

Начиная эту дискуссию ( в рамках нашего цикла «Институт консервативной демократии»), я хочу расставить точки над «i».

Не так давно на дружественном нам ресурсе «Спутник и Погром» вышла статья Кирилла Каминца о так называемом «политическом онанизме».  И я решил на неё ответить.

Во-первых, я чрезвычайно уважаю Кирилла, как человека истинно-русского, со своей системой взглядов, часто непонятной посторонним. Он словом и пером подтвердил, что последователен, поддерживая и восстание на Донбассе (не смотря на уход в «заукраинство» части его читателей), и борьбу русских за свои права в целом, не взирая на их текущие политические взгляды.

Во-вторых, дискуссия нужна. Между мной и Кириллом, между главредом  «Злых Русских» Олегом Возовиковым и главредом «Спутника и Погрома» Егором Просвирниным, между читателями и авторами «ЗР» и «СиП». Только так мы сможем создать общую платформу взглядов и позиций, хотя бы на 60 % понятную и разумную.  Хватит молитв на Стрелкова, Навального, Мальцева и других — мы, только мы, русское общество, решим, как жить дальше.

Но прежде чем решать и строить воздушные замки «РНГ» со всеми флюгерами и башенками, давайте разберемся с несколькими важным моментами.

Кирилл обрушился на «правый активизм», указывая — замечу, справедливо — его родственность с «левым». Но разве не в этом суть успеха последних? Пока правые и традиционалисты строили храмы и молились в них, левые строили свои клубы, уличные кинотеатры, лекционные залы, а потом писали статьи на тему, как правильно это всё организовывать и что в них проповедовать.

Итогом стала Франкфуртская школа, разрушение традиционной семьи в Европе, и триумф левого либерализма в ЕС — с теми самыми гей-прайдами, тупым феминизмом, «чиальвек звульчит гордо», пособиями ради пособий.

Но у нас-то другая цель. Нация. Семья. Воля. Разве не стоит она сотой части усилий, затраченных левыми на деконструкцию традиционной семьи и на порабощение европейских наций?  Так давайте не только протестовать или ворчать, но еще и указывать молодёжи — в том числе и подрастающей, только что вышедшей со школьной скамьи  — что такое семья, нация, Отчизна, и как правильно всё это толковать.

Во-вторых, правый активизм — это не только плакаты и одиночные пикеты. Например, деятельность А. Жучковского на Донбассе, с гуманитарной и прочей деятельностью — правый активизм. Деятельность Н. Холмогоровой и движения «РОД» — так же правый активизм, хотя деятельность и Натальи, и её организации явно лежит за пределами классической системы политических координат. Деятельность активистов НДП, выступающих в нацреспубликах РФ в защиту русского языка, и добившихся внимания к данной проблемы — тоже правый активизм. Действия русских родителей в Татарстане, отстаивающих право своих детей на родной язык — тот же правый активизм. Деятельность волонтёров — в том числе и одно нашего общего с Кириллом знакомого — после терактов в метро Санкт-Петербурга, ведь тоже можно назвать правым активизмом.  И наша с вами, дорогой Кирилл, деятельность, пусть и сугубо на кончике пера и на клавишах клавиатуры — такая же «правая активность».

Волонтёры, активисты, члены русских национальных групп, даже минимальных  и вроде бы маргинальных — они все заняты этим самым «правым активизмом». Им не легко. Совсем. Кому — 282-я, трижды проклятая, кому (на Украине и в Белой Руси) — казнь или солидный тюремный срок.

Так давайте, Кирилл, бросим это тухлое дело! Закроем «СиП» и «ЗР», уйдем в «Единую Россию», получим гранты, повесим портреты Темнейшего на стену, будем выступать за «дружбу народов».

Нет? Хм, странно…

В-третьих,  Вы, Кирилл, указываете на теорию элит, их право на «править», на теорию «кнута». Но элита в  РФ — замечу, с кнутом, достаточно сильным и болезненным — уже есть. Это В. В. Путин и его окружение — правее, в экономическом и социальном плане, уже некуда. Совсем.  А уж что касается власти на «Украине» — так и комментировать стыдно, ГосДуме РФ до такого лет  сорок идти,  если не больше. Подчеркиваю — в экономическом и социальном плане они правее стенки, ликвидируя всё, что можно, а вот в национальном… проблемы, однако, проблемы. И у первых, и у вторых «многонационалочка» во все поля, с толерантностью самого высокого калибра (у вторых она фальшива и наигранна), с  самой пошлой риторикой.

Но — снова подчеркну — я не призываю русских девушек и юношей, сломя головы, бежать куда-то с воплями и факелами. Упаси Господь.

И грош цена будет тем, кто сам, сидя в безопасности, будет призывать русскую молодёжь на бунт, бессмысленный и беспощадный.

Но ведь и молча наблюдать за течением времени — не выход. Давайте уступим молча левым и либералам, украинцам  и грузинам, кому угодно.

Я НЕ призываю слепо копировать методы левых.  Более того — их методы, в конечном счёте, и ведут к поражению.  Но это значит, что свои методы надо корректировать в соответствии с полученной информацией и сделанными выводами, с современной ситуацией.  А риторика в духе «мы вас плетью будем угощать по праву самозваных атлантов» вызовет лишь понятный вопрос — а чем вы,  судари, отличаетесь от нынешней власти?  Только тем, что считаете себя наследникам Белой Гвардии? Этого мало, чертовски мало.

И справедливо указать на то, что определенная часть «правого активизма» уходит в пустую — на борьбу с ветряными мельницами, на диванные атаки, на споры о «великих и важных вещах». На реальные дела — борьба за русский язык, за русскую культуру, за русских, как людей — остаются крохи.

Ну так нам и дан разум для того, чтобы прежде всего думать, но потом — делать. Уже наделали, наворотили, уважаемый Кирилл, и без нас, и с минимальным нашим участием, и с максимальным.

Вот был «Русский марш» — да где он? Были кучи самых разных партий с программами самыми широкими — да где они все? И вот мы, у тупика, стоим, растерянные, и думаем — а не начать ли сначала?

Вы абсолютно верно, Кирилл, указываете  на то, что лояльный активист используется властью, нелояльный — преследуется и унижается. Но ведь это практика сегодня общеевропейская, принятая даже в старейших национальных европейских государствах. Ничего нового —  мы не вписываемся в официальную повестку «Толерантного Многонационального  Рейха», ни в РФ, ни в Европе.

Но в сложившейся ситуации — именно здесь, в РФ, на Украине, в других крупных осколках бывшей Империи — использовать любые методы. Муниципальные выборы, свое предпринимательство, фонды взаимопомощи и гуманитарные фонды, Русские Банки, помощь воюющим, учёба в Европе и США — всё, что угодно, и что позволяют силы.

Допустимо — и можете ругать меня за это последними словами — маскировать свои взгляды, либо оглашать их в близком кругу, либо «работать» под национал-консерваторов, заниматься «официальной» деятельностью или участвовать даже в оппозиционных проектах — одним словом, делать то, что мы сегодня можем.

Сам по себе «активизм ради активизма» бесцелен. Создание же некоторых «параллельных структур», «комитетов», и прочих форм «имитации бурной деятельности» привлечет явно нежелательное внимание.  Да, часть созданных структур разгромят/обанкротят/они сам разбегутся во все стороны — это уже проходили.

Но именно поэтому у нас сегодня должно быть как можно больше информационных ресурсов (пусть и с крайне неоднозначными платформами), больше идей, больше действий — даже в абсолютно правовом поле. Это не потому, что нужно «движение»,  а из чистого расчёта — всех не пересажают.

У нас сегодня, не смотря на тяжелую ситуацию — сто дорог, сто путей. Мы можем быть национал-демократами, консерваторами, национал-либералами, монархистами, республиканцами — главное при этом поднимать вопрос о своих, русских. Где угодно, как угодно, через какие угодно каналы — но поднимать. Дорогу осилит идущий, но если не сделать первого шага, то можно смело садиться у обочины — пойдут другие.

Да, можно — как Ваш коллега по «Спутнику» Андрей «Фунт» Никитин — вообразить себя «хищниками». Но давайте всё-таки не забывать, что реальные хищники умеют хорошо маскироваться и долго ждать свою жертву, чтобы затем вцепиться в её нежное горло. И реальные хищники учат этому своих детёнышей, а не тратят время на рычание  в пустоту.

Да, можно — как множество иных — сидеть и ждать, когда русский народ вот-де прозреет, станет чище, умнее. Они и  сейчас сидят и ждут, да всё никак не дождутся.

Но давайте же — каждый на своём месте — займемся этим самым «правым активизмом». Кто-то с клавиатурой, кто-то с тяжелым бумажником, кто-то — среди терриконов Донбасса или в тишине западных университетских аудиторий.  И пусть каждый из нас, «правый активист», удерживает свой участок великого русского фронта, растянувшегося на тысячи километров и тысячу лет, и учит других,  а третьи — такие как мы с Вами, Кирилл, и наши коллеги — обеспечат создание единых «катехезисов» и инструкций. И труд каждого не пропадёт даром.

И важна здесь и сейчас не «чистота идеи», а эффективность её, и конечный результат — возвращение русской нации. Всё остальное — от Лукавого.

На этом позволю себе закончить.

Текст: Иезекииль

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail