Article

Post factum: Две колонии второй Речи Посполитой

504 views

Что сейчас определяет европейское государство? Географическое положение? Членство в ЕС? Возможность проведения самостоятельной политики? В начале XX века всё было многим проще, достаточно было иметь свободную внешнюю политику, рыночную экономику и…колонии. Да, это всё было не обязательно, но для сильного европейского государства все пункты должны были быть выполнены, а кто же не великий, как страна собравшаяся на стыке величайших континентальных империй Европы?!

Итак, в 1918 году Польша вновь возвращает себе независимость и получает половину территорий, на которые претендовали поляки (напомню, что претендовали они на территории Речи Посполитой 1772 года). Тогда, на волне всенационального подъёма, Польша решила попытать счастье второй раз и потребовала 10% немецких колоний в Юго-Западной Африке в качестве репатриаций польской стороне, руководствуясь простой логикой: 10% коренных польских земель были под властью короны Гогенцоллернов, а следственно 10% от их колоний может перейти под власть короны польской, ну точнее просто под власть Польши. Поляки серьёзно воспринимали эту, вполне смехотворную саму по себе, просьбу. Страны-победительницы положили польскую просьбу в долгий ящик, а тут ,как кстати, и советско-польская война, под шум которой про колонии для Польши забыли. После Рижского мирного договора Польша находилась в затруднительном положении, будучи окружённой со всех сторон врагами. В Берлине считали Польский коридор главной ошибкой мироздания, в Праге готовы были грызть глотки полякам за контроль над Тешинской Силезией, в Москве заливались желчью после проигрыша «какой-то Польше», а в Каунасе…именно из-за того, что в Каунасе. Польше был жизненно необходим простой торговый порт, имперские амбиции были отложены в долгосрочную перспективу. Единственным портом на Балтике был Данциг, но в формально независимом Данциге была крайне нестабильная ситуация, для того, чтобы делать его залогом экономической стабильности Второй Речи Посполитой. В 1922 году по решению польского сейма был основан порт Гдыня, который становится залогом экономического развития и процветания Польши.

fdcaa97835e14fed4ece62b17215cd95

В 1929 году грянул Мировой финансовый кризис и польская промышленность столкнулась с проблемой отсутствия рынков сбыта. Выход был найден просто  — товары нужно сбывать не в Европе, а в колониальных частях света. К этому времени во Второй Речи Посполитой широко действуют организации популяризирующие колониализм «для всех». Главной организацией подобного толка была Морская и Колониальная Лига (Liga Morska i Kolonialna или просто LMK), ставшая эдакой Ост-Индской Компанией для Первой польской республики, правда к началу борьбы за колонии Лига была ещё просто Морской и Речной Лигой (Liga Morska i Rzeczna). Так вот, уже в 1928 году в Лиссабон приезжает особо уполномоченный представитель от польского «Союза колониальных пионеров» Казимеж Глуховский для встречи с португальскими чиновниками по «ангольскому вопросу». В 1929 году начинаются полномасштабные переговоры с португальским правительством о возможных поселениях для польских колонистов в Португальской Анголе. Уже в начале 1930-х в Анголе появляются плантации богатых поляков, заинтересованных в контроле над производством таких культур как кофе и какао. Польские туристы и колонизаторы, в основном при посредничестве организации «Полангола», начинают прибывать в Португальскую Анголу и Португальский Мозамбик. Вскоре португальское правительство, вовремя переоценив все риски, запретило создание крупных поселений польских колонистов. К этому времени LMK уже во всю ведёт переговоры с правительством одного из немногих независимых государств чёрного континента – Либерией. Туда, то и дело, снуют польские экспедиции, а на основе их материалов в LMK монтируют десятки пропагандистских фильмов, однако дальше договора «О хозяйственно и культурном сотрудничестве» дело не сильно продвинулось.

eeaa08da3e4024dd46f186d7653b6417,641,0,0,0

Сама LMK, ведомая своим харизматичным лидером генералом от инфантерии Мариушем Заруским, становится одной из самых богатых организаций в межвоенной Польше. Она активно спонсирует создание польского флота и польского «колониального класса». Пропаганда набирает обороты в основном в среде школьников и студентов, которым и предстоит стать «колониальным классом». Именно с подачи LMK, которая к 1939 году уже насчитывала миллион членов, в апреле 1938 года по всей Польши с большой помпой проходит День колоний, во время которого в Гдыне проходил день открытых дверей на флоте, в Кракове выставка польских художников-маринистов, а по всей Польши более сотни маршей, митингов и манифестаций, проходивших не менее масштабно, чем послевоенные первомайские.

1b4f33bd9fecea8040f5a183546ab62a,640,0,0,0309bde0ec247b6d8dbab6a4714bd29654,641,0,0,057da9abe-09b4-4bee-96cb-80d5205e4f98_830x830PIC_1-G-2393-10swieto-morza-gdynia-1932

Однако мир был давно поделен, а у польских колоний не было будущего. Поляки отказались от колоний в веке XVII, а в веке XX получить их уже не смогли. Единственной более-менее успешной польской колонией, худо-бедно дотянувшей до начала Второй Мировой войны, была колония в бразильском штате Парана «Морская Воля» — самый амбициозный проект LMK. Уже к началу 1930-х годов в Паране проживало 150 000 поляков. По договорённости с бразильским правительством было куплено два миллиона гектаров земли, на которой было основано польское поселение и планировалось проложить 140 километров железной дороги к побережью Атлантики. «Morska Wola» — главный инструмент польской колониальной пропаганды. Некоторые источники утверждают, что к началу ВМВ в Паране проживало более полумиллиона поляков. Бразильское правительство сначала наложило санкции на новоиспечённые колонии, а после Четвёртого раздела Польши их полностью ликвидировала. Даже сейчас польскому населению Параны почти нельзя проявлять себя в национальном ключе (некоторое время было вообще запрещено изучение польского языка).

afbf7f009bdfbc438ba7f9de25f7ee86,641,0,0,0

Поляки так и остались прижатыми к матери-Европе экономически и политически. Различные слои общества видели свою роль для польских колоний: коммерсанты – новые горизонты для их дела, промышленники – рынки сбыта, народ видел территорию новых возможностей и способ решения личных проблем («Евреев на Мадагаскар» — популярный лозунг того времени), а польская интеллигенция и правительство…сумасбродную шутку. У Второй Речи Посполитой были более важные и насущные проблемы, впрочем о них в следующей части.

Василий Муравьев

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail