Article

Поход генерала Иванова на мятежный Петроград

372 views

Февраль 1917 стал для России последним годом её истории. Все до сих пор спрашивают – почему? Неужели за Царя не вступился ни один полк или батальон? Неужели совсем не было ничего сделано для подавления мятежников?

Если обратиться к историческим фактам, то можно найти документальные подтверждения тому, что Николай II боролся за свой трон и прибег к своему верному союзнику – Армии.

Когда в Петрограде началась революция, Государь принял верное решение – послать туда войска. Командиром их был назначен состоящий при особе государя, бывший главнокомандующий Юго-Западным фронтом, генерал-от-артиллерии Н.И. Иванов. 27 февраля 1917 года Н. И. Иванова назначили главнокомандующим войсками Петроградского Военного Округа с чрезвычайными полномочиями и с подчинением ему всех министров, памятуя его заслуги в относительно бескровном усмирении Кронштадта в 1906 году. Задачей Иванова было прекратить волнения в столице. В его распоряжение предоставлен находившийся в Ставке Георгиевский батальон, усиленный 2 пулемётными ротами; кроме того, с Северного и Западного фронтов должны были отправить в распоряжение генерала в Петроград по 2 кавалерийских и 2 пехотных полка. Силы, откомандированные Иванову по телеграмме Алексеева начальнику штаба Северного фронта, генералу Ю. Н. Данилову: «Государь Император повелел ген.-ад. Иванова назначить главнокомандующим Петроградским военным округом.  Посылаются от войск Северного фронта в Петроград: два Кавалерийских полка  по возможности из резерва 15-й кавалерийской дивизии (Переяславский,  Украинский, Татарский, Уланский и 3-й Уральский казачьи полки),  два пехотных полка из самых прочных, надёжных, одна пулемётная команда Кольта для Георгиевского батальона (отряда ген. Иванова), который идёт из Ставки. Прочных генералов, смелых помощников.  Такой же отряд последует с Западного фронта. Минута грозная и нужно сделать всё для ускорения прибытия прочных войск. В этом заключается вопрос нашего дальнейшего будущего»

По этой директиве, в мятежный Петроград должно было прибыть около 50.000 солдат и офицеров. Первые эшелоны должны были прийти в Петроград  1 марта утром, а остальные — днём. По такому плану прибытие столь солидного и мощного во всех отношениях воинского контингента должно было водворить порядок в Петрограде. Иванов выехал из Могилёва, где размещалась Ставка, около 13 ч 28 февраля вместе с Георгиевским батальоном. Правда, по другим сведениям, Ставка отправила его отряд в 10.00. В 6 часов вечера Иванов со своим отрядом прибыл на станцию Вырица. Здесь он остановился и отдал приказ: «Приказ главнокомандующего Петроградским военным округом. 1-ого марта 1917 года № 1, станция Вырица. Высочайшим повелением от 28-ого февраля сего года я назначен главнокомандующим Петроградским военным округом. Прибыв сего числа в район округа, я вступил в командование его войсками во всех отношениях. Объявляю о сём войскам, всем без изъятия военным, гражданским и духовным властям, установлениям, учреждениям, заведениям и всему населению, находящемуся в пределах округа. Генерал-адъютант Иванов»

Прибыв на станцию «Дно», он увидел там эшелон с «революционными» солдатами Петроградского гарнизона. Когда солдаты пытались оказать сопротивление правительственным войскам, Иванов применил свой «отческий» метод, работавший в Кронштадте. Здесь никакой военной силы даже и не применялось. Единственное его оружие была — его лопатообразная борода. Подойдя к солдатам, он рявкнул во весь голос: «На колени!» и бунтовщики послушно исполнили приказание. Затем они были разоружены отчасти Георгиевским батальоном, отчасти своими же собственными сослуживцами. Самые строптивые были арестованы и заключены под стражу в поезд генерала. Так он добрался до Царского села. Там, после разговора с императрицей, получив телеграмму Алексеева, он решил дождаться остальных частей и ничего не предпринимать. Телеграмма за № 1883 была следующего содержания: «Частые сведения говорят, что в Петрограде наступило полное спокойствие. Войска, примкнув к Временному Правительству в полном составе, приводятся в порядок. Временное Правительство под председательством Родзянки, заседая в Государственной Думе, пригласило командиров воинских частей для получения приказаний по поддержанию порядка. Воззвание к населению, выпущенное Временным Правительством, говорит о незыблемости монархического начала в России, о необходимости новых оснований для выбора и назначения правительства. Ждут с нетерпением приезда Его Величества, чтобы представить ему всё изложенное и просьбу принять это пожелание народа. Если эти сведения верны, то изменяются способы ваших действий, переговоры приведут к умиротворению, дабы избежать позорной междоусобицы, столь желанной нашему врагу, дабы сохранить учреждения, заводы и пустить в ход работы. Воззвание нового министра Бубликова к железнодорожникам, мною полученное окружным путём, зовёт к усиленной работе всех, дабы наладить расстроенный транспорт. Доложите Его Величеству всё это и убеждение, что дело можно привести к хорошему концу, который укрепит Россию. Алексеев»

Правда, свидетельства очевидцев о деятельности Иванова на посту «диктатора» довольно противоречивы. С одной стороны, баронесса Буксгевден вспоминала об этом: «Этой же ночью 1-ого марта из Ставки прибыл генерал Иванов. Его встреча с императрицей состоялась уже в два часа пополуночи. Генерал Иванов был послан с войсками на подавление мятежа в столице. Свои войска генерал оставил в Вырице, примерно в 20 верстах. Генерал просил разрешения императрицы использовать солдат, защищающих дворец для охраны тыла — на то время, пока он будет продвигаться к Петрограду с батальоном Святого Георгия. Императрица совершенно обоснованно заметила, что генерал получил всю полноту власти, потому волен действовать так, как считает нужным. Сама же она не может отдавать никаких распоряжений. Кстати говоря, генерал Иванов так ничего и не сделал. Он оставался со своим батальоном в Вырице и даже не высадил своих солдат из поезда». Зато генерал Спиридович вспоминал следующее: «Около полуночи стало известно, что на вокзал прибыл генерал-адъютант Иванов и что эшелоны с его войсками где-то задержали. Появилась надежда узнать что-то о Государе. Императрица просила генерала приехать во дворец. Генерал Иванов, приехав на вокзал, принял кого-то из представителей города и гарнизона, а также прибывшего к нему из Петрограда полковника Доманевского, назначенного к нему начальником штаба. Доманевский доложил о том, что происходит в Петрограде и что вооружённая борьба только осложнит положение. На вокзале Иванову была вручена телеграмма от начальника штаба Алексеева. По этой идиллической телеграмме было ясно, что ставка благожелательно относится к революционному правительству и признаёт даже его министров. Телеграмма Алексеева свите императрицы была известна, так как она передавалась Иванову через дворцовую телеграфную станцию», а в ночь с 1 на 2 марта Иванов получил телеграмму следующего содержания: «Царское Село. Надеюсь, прибыли благополучно. Прошу до моего приезда и доклада мне никаких мер не предпринимать. Николай. 2марта 1917 г.0 часов 20 минут». После чего Иванов отвёл батальон в Вырицу и не предпринимал никаких мер. Есть версии, что телеграмма была послана генералом Рузским, дабы не допустить соединения отряда Иванова с верными государю частями гарнизона Царского Села. А 2 марта, находясь в Вырице, Иванов получил телеграмму от Гучкова: «Еду в Псков, примите все меры повидать меня либо в Пскове, либо на обратном пути из Пскова в Петроград. Распоряжение дано о пропуске вас на этом направлении». Иванов ответил: «Рад буду повидать вас, мы на ст. Вырица». Однако, Гучков выманил Иванова на станцию Гатчина-Варшавская, и Иванов поехал в Гатчину, но был остановлен на ст. Сусанино и потом вернулся в Вырицу. А в 21 час 40 минут генерал Рузский от имени Государя возвестил телеграммой генерала о том, что он снят с должности командующего Петроградским военным округом. Тогда же приказано вернуть на фронт те части, которые были двинуты на Петроград для подавления восстания. 2 марта Николай II отрекся от престола. 3 марта Иванов отправился назад в Могилёв.

Из Могилёва генерал Иванов поехал в Киев, где был арестован по постановлению местного Совета рабочих депутатов и препровождён в Петроград в Таврический дворец. Там он был взят на поруки самим Керенским, освобождён и уехал в Новочеркасск. Оценивая результаты, можно сказать, что, судя по успеху на станции «Дно», отсутствии сопротивления, и мифических «забастовок», у Иванова были все шансы, и весьма солидные, расчистить путь Государю в Петроград и сыграть ключевую роль в усмирении мятежа. Но, как видим, отряд относительно бездействовал, а действиями заговорщиков, генералов из ставки, поход, позже прозванный «бумажным», был сорван, весьма удачно начавшись.

Источники:

  • Красный архив. — М. — Пг., 1927. — Т. 1(20).
  • Буксгевден С. К. «Венценосная мученица. Жизнь и трагедия Александры Фёдоровны, императрицы всероссийской.» М., 2006.
  • Спиридович А. И. «Великая война и февральская революция» Минск.: Харвест, 2007.

Литература:

  • Катков Г. М. «Февральская революция»
  • Провал попытки Ставки подавить февральскую революцию в Петрограде//Вопросы архивоведения. // М.. — 1962. — № 1. — С. 102.

Александр Томилин

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail