Article

Пятилетие «майских указов» от 2012 года: ожидание и реальность

385 views

Когда речь заходит о «майских» указах Президента РФ, в центре внимания чаще всего оказываются вопросы повышения зарплат бюджетникам. Но на самом деле Владимир Путин пять лет назад, 7 мая 2012 года, сразу же после своей инаугурации, подписал 11 указов, которые в своей совокупности стали неформальной программой его деятельности на несколько лет вперед.

Сейчас, в 2017 году, можно подвести предварительные итоги выполнения этой программы, тем более что менее через год нам предстоят очередные президентские выборы, в которых Владимир Владимирович, скорее всего, снова будет участвовать.

Итак, начнем с указа «О долгосрочной государственной экономической политике», который совершенно справедливо был подписан первым. Он предписывает создать и модернизировать к 2020 году 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест. На момент подписания этого указа их было в нашей экономике менее 10 миллионов. В 2015 году, согласно отчету правительства, таких мест уже было 16,8 миллиона.

Тут возникает вопрос о методологии: а что именно считается и заносится в актив? Ведь отследить ход выполнения этого поручения можно, посмотрев и на рост производительности труда, которая, кстати, к 2018 году должна в 1,5 раза превысить уровень 2011 года. Заглянув на сайт Росстата, нетрудно увидеть, что в 2015 году производительность труда в целом по экономике была выше показателя за 2011 год всего на 4%. Откуда тогда рост числа «высокопроизводительных» рабочих мест более чем в 1,5 раза? Как-то цифры не стыкуются…

2016-й, судя по отрицательной динамике ВВП, к росту производительности труда ничего не прибавил, а, скорее всего, даже убавил. В этом году рост, если и будет, то на 1–2%. Поэтому можно смело предположить, что ни по высокопроизводительным рабочим местам (если, конечно, не наводить тень на плетень), ни по производительности труда президентский указ выполнен не будет.

Этот вывод принципиально важен для всей остальной социально-экономической проблематики «майских» указов, потому что из него вытекает бессмертное премьерское «денег нет, но вы держитесь». Кстати, автор этой фразы в своей статье в журнале «Вопросы экономики» пишет, что доля инвестиций в ВВП сейчас составляет 20%. А ведь все тем же президентским указом предписывается, чтобы к 2018 году она составила 27%. Отставание, как видно, радикальное. За последние годы из России ушли сотни миллиардов долларов, которые могли быть инвестициями. Обмелел и встречный поток — вклада в нашу страну иностранного капитала. Здесь как в капле воды видно и нынешнее состояние экономики, и ее будущее.

Таким образом, этот указ не исполняется

Следующим был подписан указ «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики». Его первым пунктом правительству поручалось обеспечить к 2018 году рост реальной зарплаты в 1,4–1,5 раза. Но по итогам 2016 года ее уровень фактически не превысил исходные параметры. Ну а потом идут знаменитые поручения по тем, кто занят в системе образования, врачам и научным сотрудникам: им требовалось радикально поднять оплату труда — кому уже в 2012-м, а кому-то и в периоде до 2018 года — до 100–200% от средней зарплаты в регионе проживания.

Так получилось, что именно эти цели вышли на первый план и в политическом, и в информационном смысле. Губернаторы дружно рапортуют о том, как им эту задачу удается решить, пресса об этом пишет не столь оптимистично. Что же по этому пункту случилось на самом деле?

Безусловно, если смотреть отчетные средние цифры, то продвижение есть и намеченные параметры формально или уже достигнуты или вскоре будут достигнуты. Но какой ценой? Прежде всего перенапряжением и без того тощих региональных бюджетов, структура расходов которых сейчас не просто социальная, но суперсоциальная. Гипертрофированно большая, а иногда и львиная доля затрат идет на выплату зарплат бюджетникам в соответствии с «майскими» указами. Это было бы неплохо, если бы на все остальное, что должны финансировать местные власти, хватало средств. Но их остро не хватает — например на поддержку и развитие социальной инфраструктуры, строительство и ремонт дорог. В результате осчастливленный повышенной зарплатой учитель идет по разбитой дороге в школу, здание которой давно требует ремонта.

Но есть и другие эффекты, не менее настораживающие. По всей стране уже не один год идет так называемая оптимизация сети бюджетных учреждений. Кое-где она действительно нужна, но в большинстве случаев все сводится к сокращению численности занятых в образовании и здравоохранении, для того чтобы оставшимся поднять зарплату до уровня президентских требований. Это приводит к перегрузке педагогических и медицинских работников, снижению качества обслуживания. Ну, какой может быть толк от приема к участковому терапевту, который длится максимум 12 минут!

Да и в самой методике расчета параметров из «майских» указов имеют место чисто статистические уловки, которые снижают необходимые затраты. Например, если в первые годы борьбы за выполнение этих указов средняя зарплата по региону бралась из статистики легального рынка труда, то затем стали досчитывать и неформальную занятость, что позволило снизить эталонный параметр процентов на 20%. Это дало существенную экономию для региональных бюджетов.

Еще одна деталь. В указах сказано об «оплате труда», что включает в себя должностной оклад и разнообразные надбавки. В принципе ничего плохого в такой системе нет, но в реальной жизни устанавливаются очень низкие оклады, а надбавками можно заставить учителя или врача работать на износ. Это не оставляет ему возможности для самообразования (что в современном мире крайне необходимо) и даже для элементарного отдыха.

И, наконец, о феномене средних цифр. В той же школе или больнице зачастую искомая зарплатная планка получается как производная из очень больших доходов первых лиц и весьма скромной оплаты труда всех остальных. Естественно, что это очень сильно обесценивает социальный пафос «майских» указов.

В этом же указе есть весьма скромный пункт, касающийся пенсионной системы. Но на него тоже стоит обратить внимание. Предписывается предусмотреть «меры, гарантирующие сохранность пенсионных накоплений и обеспечивающие доходность от их инвестирования». Этого не сделано. Более того, обязательный накопительный элемент фактически ликвидирован из-за четырехлетней «заморозки» перевода денег на индивидуальные счета работников 1967 года рождения и моложе. Почти 1 триллион «сэкономленных» таким образом рублей пошли на закрытие текущего дефицита Пенсионного фонда, то есть на выплаты нынешним пенсионерам.

Таким образом, этот указ исполняется частично и с большими издержками (в том числе и социальными!).

Третьим был подписан указ «О совершенствовании государственной политики в сфере здравоохранения», а затем и близкий по тематике указ «О мерах по реализации демографической политики в Российской Федерации». Там устанавливаются параметры рождаемости, смертности и продолжительности жизни в 2018 году. Судя по официальным данным, за первую половину прошлого года президентские задания уже не только выполнены, но и перевыполнены. И это, конечно, хорошо. Но снижение смертности в этом году, судя по данным за январь—март, остановилось, есть проблемы и с достижением в 2018 году средней продолжительности жизни в 74 года. Конечно, трудно судить, что будет дальше, но начавшееся пару лет назад фактическое снижение государственного финансирования здравоохранения, предусмотренное и на среднесрочную перспективу, не может не принести свои негативные плоды уже в ближайшие годы. Тем более что перенапряжение медицинских работников и их нехватка на многих важных позициях, о чем говорилось выше, могут усилить эту тенденцию.

Однако пока выполнение президентских указов, посвященных здравоохранению и демографии, в целом происходит в соответствии с выставленными там параметрами.

Хуже ситуация с выполнением указа «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки». Более-менее исполняются поручения по развитию образования, а вот по науке ситуация намного сложнее — и ее финансирование (в доле ВВП) меньше закрепленного указом уровня и число публикаций в системе Web of science ниже запланированного. Причина — плохое положение экономики, которая не дает необходимых поступлений в государственные и корпоративные бюджеты, а также начавшаяся в 2013 году реформа РАН.

Еще один важный указ — «О мерах по обеспечению граждан Российской Федерации доступным и комфортным жильем и повышению качества жилищно-коммунальных услуг». В его реализации также очевидны проблемы. Явно не так, как планировалось, доступно ипотечное кредитование, в том числе из-за слишком медленного снижения стоимости квадратного метра жилья. Не просматривается и решение двух стратегических задач:

— в 2018 году создать «для граждан Российской Федерации возможности улучшения жилищных условий не реже одного раза в 15 лет»;

— до 2020 года обеспечить «предоставление доступного и комфортного жилья 60 процентам российских семей, желающих улучшить свои жилищные условия».

Скорее всего, этот указ так и не будет выполнен.

Что же в итоге? Встречая пятилетие «майских» указов, можно отметить, что, несмотря на неусыпный контроль за их реализацией, эта конструкция по многим пунктам начала сбоить. И перспективы выправить ситуацию весьма невелики.

Причина — в системном кризисе, накрывшем российскую экономику, на базе развития которой только и возможно желаемое социальное развитие. Нужны глубокие реформы, которые и должны стать содержанием следующего президентского срока. Решиться ли на них Владимир Путин? Он, как опытный политик, прекрасно понимает, что, запустив новую волну преобразований («перестройка-2», «модернизация-2»), он одновременно создает массу рисков так называемой стабильности, в том числе и выстроенной им системе власти. Однако и без реформ для сохранения «стабильности» шансов нет: мы явно проигрываем технологическую и экономическую конкуренцию Западу, а, значит, вполне можем свалиться в болото деградации всех наших институтов.

От того, какой стратегический выбор сделает будущий президент, зависит судьба России на много лет вперед.

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail