Article

Партия идей Солженицына

71 views

«Республиканская народная партия России заявляет:

1. Первой внутриполитической задачей партии является отделение России от трех прибалтийских, трех закавказских, четырех среднеазиатских республик и Молдавии. Отделение отданных государственных образований должно идти строго конституционным путем, с учетом конкретных демографических, экономических и политических условий в каждой республике.

2. Отношения России с Украиной, Белоруссией и Казахстаном РНПР предполагает строить на федеративных или конфедеративных началах при безусловном сохранении прав суверенных республик, имея целью создание нового государственного образования — Российского Союза.

3. Существующий политический и социальный строй не является органичным для России и должен быть конституционным путем последовательно изменен, ориентируясь на национальногосударственные ценности России, а в социальном плане — на рост благосостояния средне- и низкооплачиваемых слоев населения. Будущая политическая структура государства не может быть предрешаема волей одной или нескольких политических партий. Ее органичное развитие на основе подлинного народовластия должно определить представительное собрание всех народов Российского Союза.

Вышеизложенные основные положения являются базисными для конкретных разработок настоящей Программы.

Государственная политика

РНПР выступает за подготовку и созыв Всероссийского Национального Собрания, которое установит подлинно законные формы государственного устройства России.

Конституция и законы РСФСР, вне зависимости от времени их принятия, объявляются законами переходного периода и обретают действительный статус лишь в случае их ратификации Всероссийским Национальным Собранием.

До созыва Всероссийского Национального Собрания РНПР поддерживает институт президентской верховной власти в Республике, обеспечивающий наивысший уровень персональной ответственности. Президентская власть должна разумно сочетаться с всемерным развитием местного (земского) и общественного самоуправления…

Ближайшие политические задачи РНПР

Борьба за полный отказ от коммунистической доктрины и так называемых «социалистических ценностей» как официальной идеологии государства. Ликвидация любых открытых или тайных, идеологических или партийных структур в государственных учреждениях, на предприятиях, в армии, в органах государственной безопасности и правопорядка.

Отмена советской символики (красных знамен, пятиконечной звезды, серпа и молота и т. д.) как символики сугубо коммунистической и не отвечающей российской геральдической традиции. Восстановление национальной государственной символики России.

Отмена всенародного празднования годовщин Октябрьского переворота 1917 года и дня Конституции СССР. Новый всенародный праздник — День Российской Государственности…»

Именно так начиналась политическая программа одной из самых недооцененных партий 90-ых — РНПР, позже ставшей НРПР (Национально-Республиканской Партией России).

Эта партия стала плодом идей Александра Исаевича Солженицына, который в те далекие годы воспринимался как безусловный пророк.

Смычка национальных, демократических и социальных идей была произведена группой депутатов ВС СССР, отколовшихся от своих группировок. Там были и первые русские демхристиане, и националисты, и демократы, которые покинули «Демократический Союз»,  не выдержав соседства с такими «приятными»людьми,  как Новодворская.

В экономической сфере первые республиканцы сделали такое заявление: «РНПР выступает за сбалансированный поэтапный переход ют социалистической «планово-ведомственной» экономики к социальной рыночной экономике, которая основывается на свободном предпринимательстве, частной собственности на средства производства, приватизации убыточных государственных предприятий, государственной помощи малообеспеченным слоям населения. В собственности Российской Федеративной Республики сохраняются железнодорожный и существующий морской транспорт, производственная и социальная инфраструктура народного пользования, лесной фонд, большая часть земельного фонда, стратегическое сырье, финансовые ресурсы в установленном законом размере, страховые резервы, оборонные предприятия.

Разработка антимонопольного законодательства, направленного на поддержку и защиту мелких и средних предприятий, традиционных производственных ремесел. Законодательное ограничение концентрации капитала. Государственное регулирование банковской прибыли. Национальный кредит…

Введение полной платы за ресурсы. Цены па энергоносители должны устанавливаться по замыкающему топливу (уголь) и по худшим условиям его добычи, если продукция находит сбыт. Поскольку природные ресурсы находятся в исключительной собственности РФР и ее регионов, все разработчики природных ресурсов платят ренту. Рентные платежи поступают в распоряжение Российской Федеративной Республики и региона добычи и делятся в такой пропорции, чтобы населению региона было выгодно передавать природные ресурсы в разработку…

Законодательное запрещение циркуляции иностранной валюты на всей территории Российской Федеративной Республики. Конвертируемый рубль. Государственный банк обмена иностранной валюты на валюту РФР. Денежная реформа для оценки состояния финансов и в связи с переходом к новой государственной символике.

Широкое привлечение иностранного капитала (создание совместных предприятий, возможность прямых зарубежных инвестиций, продажа иностранцам убыточных и технически отсталых предприятий госсектора). Прямые государственные контакты с иностранными специалистами. Покупка новейших технологических линий…»

В момент абсолютного краха экономической системы СССР, которую уже не спасал кооперативный сектор, такие требования были актуальными.

Но вплоть до 1991 года идеи тогдашней РНПР оставались уделом лишь группы энтузиастов.  Совсем другая история началась после октября 1991 года.

В кратчайшие сроки гайдаровские реформы озлобили львиную долю населения России. На фоне всеобщего обнищания, развала промышленности и инфраструктуры,  национального унижения идеи РНПР были восприняты достаточно близко.

Коммунисты в те годы имели репутацию в отрицательном секторе. Одни не могли им простить распада СССР, другие — его создания, но под красным флагом выходил лишь Виктор Анпилов со своей «Трудовой Россией».

Уже  в 1992 году партия насчитывала до ста тысяч сочувствующих, имела филиалы в Крыму, на Восточной Украине, в Белоруссии, имела  поддержку от ряда малого и крупного зарождающегося предпринимательства, а за счёт гибкой социальной риторики —  поддержку фермеров и рабочих.

1992-1993 годы прошли в подготовке к неизбежному противостоянию. Попытка создать «Фронт Национального Спасения», объединяющий коммунистическую и некоммунистическую оппозицию. В ту эпоху многим казалось, что преодолеть идеологические разногласия возможно, и ради такого дела, как свержение Ельцина, можно и отставить портреты в сторону.

Проблемы начались чуть позже. Руководство НРПР, под руководством бывшего врача-ветеринара Николая Лысенко, не могло ужиться с такими личностями, как Сажи Умлатова.

Риторика первых русских республиканцев, при всём стремлении к либерализму и демократическим ценностям, была строго национальной. Вопросу о национальной преступности, и антикавказской риторике уделяли времени не меньше, чем актуальным в тот момент социальным и экономическим вопросам.

Умлатова и её сторонники, которые на  тот момент уже выступали против начала КТО  в Чеченской республике, громко заявили, что с Лысенко больше в одном ряду не пойдут. Тот молча согласился,  и вывел НРПР из состава «Фронта».

Руководители «Фронта» — Cажи Умалатова, C.Бабурин, A. Лукьянов

Многочисленные конгрессы «Фронта» ни к чему не приводили. Если «красные» тянули в сторону сохранения колхозной системы, то «белые» выступали за исключительное фермерское хозяйство.  И так — везде, во всех вопросах.

Понятно, что ничего с таким подходом получиться не могло. Лысенко ничего не получил, но и не потерял, покинув данное собрание.

Николай Лысенко в 1990-ые

Николай Николаевич Лысенко уже сам по себе выделялся из общей массы горлопанов лихой эпохи.  Именно под его руководством партия «выбилась в люди», получая деньги из самых различных источников, Лысенко приглашали и в Генеральный Штаб, и в Государственную Думу.

Русский Национальный Легион при НРПР, разумеется, уступал РНЕ в численности. Но за плечами «легионеров» был опыт в Югославии, в Абхазии, в Приднестровье — а это на тот момент было весьма солидным политическим капиталом.

 Юрий Беляев
В 1992 году НРПР объединилась с Национал-Социалистическим Союзом Юрия Беляева — маргинальной организацией «скинхедского» толка. Беляев, будучи политиком самого дурного толка, был талантливым организатором именно «силового» блока — как бывший милиционер.

Дурная репутация опытного наёмника придёт к Беляеву позже, а тогда, в девяностых, его считали идеалистом, русским героем, богом войны.  Юрий и правду воевал много и обильно — особенно на обломках бывшей Югославии, а сербы сделали его «почётным четником», но уже к 1995 году Беляев больше ратной славы уважал деньги.

Но на момент 1993 года о будущем думали мало. Страна кипела, в Москве гремели митинги и сходы. При всей пестроте мнение центральная идея, единая для всех — «Ельцина надо убрать».

Лысенко и его люди постепенно перебираются из Санкт-Петербурга в Москву, ближе к Кремлю, к большим денежным потокам, и к грядущим событиям.

Не стоит думать, что Николай Николаевич ушёл из столицы Петра Великого с пустыми руками. Отнюдь — в насквозь либеральной среде он собрал приличное количество электората, смог наладить работу издательского дома «Хорсс» и ряда печатных изданий партии, например, в журнале «Святая Русь» впервые за семьдесят лет были напечатаны труды Шульгина.

Наступил печальный октябрь 1993 года. Бойцы Русского Национального Легиона участвовали в стычках с ОМОНом, но перед самым расстрелом Белого Дома Лысенко уводит своих людей оттуда.

Из большой передряги республиканцы выбрались на удивление мягко. Запреты сыпались на издания и партии — а НРПР готовилась к выборам в Государственную Думу.

В декабре 1993 Николай Лысенко стал депутатом Государственной Думы Первого Созыва. В Думе Николай Николаевич прославился громкими «перфомансами» — он разорвал на трибуне флаг Украины в ходе парламентских дебатов о статусе Черноморского флота, а чуть позже попытался сорвать крест с Глеба Якунина, бывшего православного и бывшего христианского демократа.

Но, увлекшись политическими баталиями, Лысенко забыл о более важных — идеологических и внутрипартийных. С идеологией у республиканцев изначально было всё непросто — начав с ультраправославных позиций, вплоть до признания  православия единственной религией в России, НРПР затем перешла к более умеренной светской позиции, но вот кого называть русским — тут страсти кипели нешуточные. Масло в огонь добавляли и приходящие в состав партии люди самых разных убеждений — от либеральных до расистских, но считавшие, что именно их взгляд (этнический или культурный) является единственно-правильным.

Николай Николаевич, порядком устав от  суеты, даже заявил, что нация — это дух, идея, общая работа, а таком деле нет места расизму и прочему. Затем, правда, спохватился и перешёл на платформу «триединства».

Под конец руководители НРПР сошлись на достаточно гибридной платформе,  сочетающей националистические, либеральные  и культурно-экспансивные элементы.

Предвыборная платформа НРПР, утвержденная 12 августа 1995 г., представляла собой смесь либеральных и имперско-этнократических элементов. С одной стороны, в ней декларировалось отрицание «всех форм расизма, фашизма и религиозного фундаментализма» и выдвигались требования свободы слова, вероисповедания, социальной защиты и частного предпринимательства, гарантий прав национальных меньшинств на создание собственных школ и религиозных объединений. С другой стороны, в платформе содержались следующие требования: пребывание российских войск на всей территории СНГ; «приоритет русской культуры и традиции»; придание русскому языку статуса единственного в стране государственного языка.

А затем наступила очередь внутренних расколов. В партии поползли гнилые слушки — вождь заелся, забыл о соратниках, о заслуженных бойцах.

Слухи исходили от одного человека — Петра Хомякова, который был изгнан из партии еще в 1993 году, после октябрьских событий.

«Уходя — уходи». Кем был Хомяков — властолюбивым глупцом или профессиональным провокатором — вопрос по прежнему открытый.

Деятельность «профессора» Хомякова — это тема отдельного исследования. Здесь же следует заметить, что все, кто принимал Хомякова в свою организацию, заканчивали плохо. На «счету» самозваного корифея русского национализма — развал НРПР, довольно странная деятельность в рядах ДПА (Движения в поддержку армии, флота и военной науки), создание «Северного братства», а затем — судьба политического иммигранта.

В сухом остатке получился тюремный срок для Лысенко (о чём поведаем ниже), гибель Льва Рохлина, многочисленные склоки и дрязги.

В 1995 году Хомяков дал идею Беляеву — провести съезд партии, и изгнать Лысенко с поста руководителя. Беляев схватился за это, и с помощью старых соратников по Петербургу и военным акциям организовал вышеуказанное мероприятие.

Лысенко отреагировал достаточно спокойно — печать и все уставные документы были у него, и раскольникам предложили убираться.  Они так и сделали, создав свою НРПР (Б), которая позже были переименована в «Партию Свободы».

Но раскол убил основную партию. Региональные отделения, запутавшись в сложных московских делах, одно за другим либо уходили в РНЕ, либо прекращали свою деятельность. Внешние отделения на Украине и в Белоруссии, потеряв связь с континентальной Россией, тихо умирали.

А затем в кабинете Николая Николаевича в Государственной Думе прозвучал громкий взрыв. Сам Лысенко не пострадал, но за ним пришли люди в форме, и обвинили в терроризме и расхищении госсобственности. В роли госсобственности выступал мини-компьютер, который Николай Николаевич не успел сдать по завершению депутатской деятельности.

В общей сложности Лысенко просидел один год, и вернулся на пустое, выжженное поле. Соратники разошлись, спонсоры закрыли денежные потоки. История НРПР закончилась.

Но что сегодня можно извлечь из «уроков старины глубокой»?

Во-первых, подход республиканцев к национальному экономическому вопросу.

Пока «национал-социалисты» и «либертрианцы» воюют за свободный рынок для белых людей, уместнее выбрать именно рыночно-социальный формат, как наиболее разумный и компромиссный.

Во-вторых, необходимость к более четкой проработке идеологии. Весь позитивный капитал НРПР был, как видим, нивелирован идеологическими метаниями между этническим, культурным и гражданским национализмом.

А остальные уроки еще только предстоит извлечь…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail