Article

Как белорусы русскими оставались

61 views

Очень много было сказано об украинизации русских, о «многонациональности» внутри Российской Федерации, но вот о том, как из русских пытались сделать «змагаров», то бишь независимых и державных белорусов, упоминают лишь изредка.

Сегодня, на фоне отчаянных попыток Александра Григорьевича Лукашенко усидеть на трёх стульях — и от РФ нефть и кредиты получать, и с Украиной не ссориться, и Евросоюзу больше нравиться — белорусская тематика упоминается в полу-негативном оттенке. Только ленивый не «пнул» Лукашенко за его поддержку нового киевского режима,  в Минске же разместились и переговорные группы по вопросам так называемого «прекращения конфликта», а «Минские соглашения» давно стали притчей во языцах.

Но мало кто знает о том, как белорусы, собственно, протестовали против нежданной независимости — как сто лет назад, так и в наши дни.

Итак, первая остановка — 1917 год.  Император низложен, у власти Временное правительство, на окраинах Империи начинается брожение. Тогда же создаются всевозможные «Рады», «Курултаи», «Горские республики». А что же Белая Русь?

О, она не остается в стороне от общих революционных процессов, и там предпринимается попытка создать «Белорусскую Народную Раду». Только вот местные крестьяне шуток не поняли.

Из статьи «Народы балтийских краёв и Литвы», английский журнал «The round Table» за март 1918 года:

«Следующий случай хорошо характеризует позицию белорусов в отношении поляков. В апреле 1917 года Белорусский крестьянский конгресс в Минске высказался против автономии Белоруссии и за её непосредственную принадлежность к России. «Настроение, царившее на конгрессе, — пишет один польский журнал, — проявляется в том, что одному из ораторов не было разрешено выступать по-белорусски, а сторонники автономии перебивались криками «Мы не желаем автономии, автономия навязанная «панами» (польскими землевладельцами), чтобы держать нас под своей властью и не дать нам земли и т.д.». Противоестественная ненависть белорусских крестьян к идее белорусской автономии рождается от обиды на польскую политику крупных землевладельцев и от страха перед возможностью перехвата власти в автономной Белоруссии польскими реакционными элементами».

Председатель Белорусской Народной Рады Язэп Лёсик (это имя и фамилия, да) чуть позже написал так:

«Дошло до того, что на крестьянском съезде крестьяне перед всем миром отреклись от самих себя, и от языка своего, и от всего белорусского. “Не нужно нам белорусов, долой белорусов!” – кричали крестьяне и учителя-белорусы, сжимая кулаки и сверкая глазами. Достаточно было произнести слово белорус, чтобы все засуетились, заревели, как тот бык от красной тряпки. Особенно старались учителя, или, как их называют у нас, наставники. Нужно было заговорить об белорусчине, как они буквально начали реветь, как то неразумное быдло, унюхав кровь…»

Затем, после победы большевиков, начинается так называемая «коренизация», в ходе которой создается «белорусская мова», но — не в коня корм.

Вместо тысячи пустых слов — докладная записка Витебского губкома РКП (Б) по белорусскому вопросу

Дальше — больше. Белорусское крестьянство не желало ни «мовы», ни разрыва с РСФСР, а сторонники «незалежности» составляли минимальный процент от общего населения.

Всесоюзная перепись населения, проходившая в 1926 году, столкнулась с этой проблемой. Пришлось советским активистам разъяснять, что должен записывать переписчик в переписном листе, если белорус или украинец назовёт себя «русским»: «Для уточнения записи об украинской, великорусской и белорусской народностях в местностях, где словом «русский» определяют свою народность представители трех этих народностей, необходимо, чтобы лица, называющие при переписи свою народность «русский», точно определяли, к какой именно народности: украинской, великорусской (русской) или белорусской они себя причисляют; записи «русский» и «великоросс» считаются тождественными» (Циркуляр №14).

А вот как воевали с «великодержавными шовинистами»:

И — вишенкой на тортике — карикатура на «нерадивых» белорусских партийцев:

На момент 1938 года ситуация выглядела достаточно смешно: над выступавшими на белорусском языке в открытую потешались их коллеги, «Зъвязду» (основной печатный орган на «мове») выписывали на весь Минск всего лишь 500 (!) человек, рабочие заводов, фабрик, транспортных предприятий отказывались подписываться на издания, выходившие на «сакавитой мове».

Не удивительно, что уже спустя пять лет после распада СССР, в 1996-ом году, белорусы первыми вернулись к РФ, выдвинув идею Союзного государства.

Но это уже совсем другая история…

 

 

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail