Article

Государственный Банк Российской Империи

327 views

Вкусы публики сегодня переменчивы, особенно в том, что касается политики и экономики.

Еще не так давно было хорошим тоном обещать «доллар по сто» при любых нелепых движениях российской власти, лолялисты из  не к ночи упомянутого НОДа требовали «ввести ОМОН в ЦБ», одним словом, каждый извращался в меру своей фантазии.

Сегодня кумирами стали биткойны. Началась погоня за священной электронной валютой, люди обсуждают, когда, где и сколько купить,  и стоит ли хранить, и где…

Стоп! Пока все торопятся в «постиндустриальный мир», (ехидная улыбка), давайте оглядимся  вокруг, и вспомним, что мы еще живем в обычном мире. Где в магазинах, супермаркетах, и иных местах принимают как карточки, так и обычные бумажные рубли (те самые, деревянные).

И  стоит оглянуться назад, дабы увидеть,  как управлялись с финансами и денежной системой наши предки.

Речь пойдет о Государственном Банке Российской Империи, одном из крупнейших кредитно-банковых  учреждений Старой Европы,  надежном и популярном в своё время. Его история — это история взлетов и падений экономики Российской Империи, развития  русской промышленности, торговли и науки.

Государственный Банк РИ был учрежден в 1860 году, по высочайшему указу Александра Второго (Освободителя),  в ходе подготовки к Великим Реформам и ликвидации крепостного права.  Базой для создания ГосБанка стал Государственный Коммерческий Банк, а основной капитал, первоначально выделенный из казны, составлял 15 млн. руб., резервный — 3 млн. рублей. Государственный банк был важнейшим звеном государственной системы, органом проведения экономической политики правительства. Являясь в соответствии с Уставом банком краткосрочного коммерческого кредита, он стал крупнейшим кредитным учреждением страны. Кредитование торговли и промышленности Государственный банк осуществлял через сеть своих контор и отделений, а также через коммерческие банки. При создании Государственного банка к нему от Государственного коммерческого банка перешли 7 контор. В начале 1917 г. в состав Государственного банка входили: 11 контор, 133 постоянных и 5 временных отделений, 42 агентства при зернохранилищах. Кроме того, в это время Государственный банк руководил банковскими операциями, которые осуществлялись в 793 казначействах.

Стоит отметить, что по тем временам  это был весьма прогрессивный шаг. Например, Банк Франции был подчинен государственным интересам лишь в период с 1934 по 1936 годы (правительством Народного Фронта), а США весь конец девятнадцатого — начало двадцатого века  провели под знаком «свободных банков»,  что закончилось весьма и весьма плачевно.

Согласно Уставу от 1860 года, Государственный банк был создан для «оживления торговых оборотов» и «упрочения денежной кредитной системы». Но основную часть ресурсов банка на первом этапе его развития поглощало прямое и косвенное финансирование казны, а также операции по ликвидации дореформенных государственных банков. Помимо этого Государственный банк выполнял функции, относившиеся к аппарату Министерства финансов, — проводил выкупную операцию и вел делопроизводство по ней, а также поддерживал Государственный дворянский земельный и Крестьянский поземельный банки. В качестве органа экономической политики правительства Государственный банк принимал активное участие в создании банковской системы России. При его поддержке создавались акционерные банки и общества взаимного кредита.

Операции Государственного банка как банка краткосрочного коммерческого кредита должны были заключаться в учете векселей и других срочных правительственных и общественных процентных бумаг и иностранных тратт, покупке и продаже золота и серебра, получении платежей по векселям и другим срочным денежным документам в счет доверителей, приеме вкладов, производстве ссуд (кроме ипотечных), покупке государственных бумаг за свой счет.

Срок выдаваемых Государственным банком коммерческих ссуд был не более девяти месяцев. По ссудам под залог он не должен был быть менее одного и более шести месяцев. Залогами могли служить правительственные процентные бумаги и оплаченные акции обществ, компаний и товариществ, принимавшихся в залог по казенным подрядам и откупам, а также золото и серебро в слитках и иностранной монете и товары, сложенные в амбарах за печатью Государственного банка. Ссуды по этим залогам не должны были превышать 75-85% цены их по последнему биржевому курсу.

Учет векселей согласно уставу допускался только в случае, если они были основаны на торговых сделках. При этом в отличие от Государственного коммерческого банка, которому во избежани и потерь запрещалось выдавать мелкие ссуды, Государственному банку разрешалось учитывать векселя на незначительные суммы при условии их надежности.

По Уставу Государственный банк был подведомственным Министерству финансов и находился под наблюдением Совета государственных кредитных установлений. Принципиальные вопросы по Государственному банку решались и оформлялись через Особенную канцелярию по кредитной части. «Непосредственным главным начальником» Государственного банка являлся Министр финансов.

Управление всеми операциями и делами банка и наблюдение за их производством возлагалось на Правление банка, которое состояло из Управляющего (председатель), его товарища (заместитель), шести директоров и трех депутатов от Совета государственных кредитных установлений.

Александр Людвигович Штиглиц, первый директор ГосБанка Российской Империи

Но надо понимать, что Государственный Банк тогдашней Империи — это не только госдотации или строгие правила. Это еще талант руководителей, талант, воистину, гениальный.

Возьмем, к примеру, Александра Штиглица, чей портрет помещён выше. Начав как частный банкир, занимавший в течении тринадцати лет должность председателя Биржевого Комитета, имевший свой банкирский дом и ряд мануфактур, Штиглиц, тем не менее, отказался от своей финансовой практики, и по просьбе Александра Николаевича возглавил Государственный Банк.

Именно Штиглиц ввел практику использования государственных кредитно-денежных резервов в строго национальном интересе — строительстве железных дорог, предприятий, мануфактур. Было обеспечен максимально широкий кредит освобождаемому в ходе реформ от 1861 года крестьянству — в виде ссуд на покупку зернового материала, инвентаря,  иные нужды.

В 1861 г. Государственный банк был привлечен к участию в выкупной операции. Ему был поручен выпуск выкупных свидетельств и 5-ти процентных банковских билетов. С 1865 г. на Государственный банк был возложен контроль за поступлением выкупных платежей в казначейства, а также составление годовых отчетов по выкупной операции. На 1 января 1885 г. Государственным банком было выдано 85 333 выкупные ссуды на 892,1 млн. рублей. К середине 80-х годов выдачи выкупных ссуд значительно сократились. В среднем они не превышали 3,5 млн. руб. в год.
Выдачу ссуд Государственному казначейству «на текущие нужды» Государственный банк прекратил после назначения на пост Министра финансов Н.Х.Бунге, который ввел в практику заключение государственных займов для покрытия бюджетных дефицитов. Свой долг Государственному банку Казначейство начало погашать с 1881 г. Указ от 1 января 1881 г. объявлял о прекращении выпусков кредитных билетов и о сокращении их количества в обращении. Но в 1882 г. разразился экономический кризис, который продолжался почти пять лет. В результате за 1881-1886 гг. вместо 300 млн. руб. с баланса Государственного банка было списано всего 87 млн. рублей. Затраты Банка за счет Казны впервые сравнялись с суммами Казны, вложенными в него, только в 1896 году. Полностью долг Казны Государственному банку был погашен в 1901 г., в соответствии с Указом Николая II от 28 апреля 1900 г., предписывавшим Государственному казначейству погасить остаток его долга Государственному банку в размере 50 млн. руб. за кредитные билеты.

Со второй половины 70-х гг. XIX в. в России для борьбы с биржевой спекуляцией, а также с целью регулирования курса рубля и ценных бумаг начали использоваться государственные средства. Одним из направлений экономической политики стала поддержка «солидных» предприятий и банков, в том числе за счет выдачи неуставных ссуд из средств Государственного банка.

В рамках этой политики Государственный банк с середины 70-х годов в порядке «борьбы» правительства с кризисами и хозяйственными затруднениями отраслевого и местного значения начал проводить операции по спасанию пошатнувшихся и обанкротившихся банков и некоторых предприятий. В результате действий Государственного банка банковские кризисы середины 70-х и начала 80-х годов XIX в. не нанесли ощутимого удара по банковской системе России. Основные столичные и провинциальные коммерческие банки были спасены. В середине 80-х гг. Госбанк занимался поддержкой и спасением обществ взаимного кредита. Их долг Банку в 1887 г. достиг 6,2 млн. рублей. Были спасены также и городские общественные банки в крупных городах.

С 1886 г. после завершения ликвидации дореформенных кредитных учреждений Государственный банк стал интенсивно субсидировать два государственных банка — Крестьянский поземельный и Дворянский. Средства для своих операций эти банки получали в результате выпуска закладных листов. Убытки, которые возникали при их реализации, оплачивал за счет казны Государственный банк.

С приходом на пост министра финансов Сергея Юльевича Витте меняется и характер деятельности Государственного Банка. В планах Витте — широкая индустриализация Российской Империи, развитие железных дорог, усиление сельского хозяйства.

Шестого июня 1894 года ГосБанк получает новый Устав. Основным направлением деятельности Государственного банка после его принятия должно было стать интенсивное кредитование торговли и промышленности, в особенности сельскохозяйственной. Основной капитал банка был увеличен до 50 млн. руб., резервный — до 5 млн. рублей.

Все изменения в Уставе были направлены на создание условий для широкого развития промышленных предприятий на основе общей покровительственной политики и специального финансирования их средствами Казны и Государственного банка.

Задачей Государственного банка вместо «оживления торговых оборотов» стало «облегчение денежных оборотов и содействие посредством краткосрочного кредита отечественной торговле, промышленности и сельскому хозяйству». Кроме того, он как и раньше должен был содействовать «упрочению денежной и кредитной системы».

Уставом 1894 г. учетная операция была распространена на векселя, выданные на торгово-промышленные цели, при этом до 12 месяцев увеличивался их срок. Ссуда одному промышленному предприятию могла достигать 500 тыс. руб. и выдаваться на срок до двух лет.

Во второй половине 90-х годов все внимание Министерства финансов и Государственного банка было сосредоточено на укреплении металлической валюты за счет сжатия активных операций банка. Если на 1 января 1896 г. учет векселей и выдача кредитов по специальным текущим счетам под векселя составляли 215,3 млн. руб., выдача подтоварных ссуд 48,6 млн. руб., а прочие ссуды — на 54,5 млн. руб., то на 1 января 1899 г. эти операции составили соответственно 169,8 млн. руб., 22,2 млн. руб. и 30,6 млн. рублей.

Значительное развитие в это время получили операции с государственными ценными бумагами. Их объем в несколько раз превышал собственный капитал банка. Министерство финансов и Государственный банк активно воздействовали на фондовую биржу для поддержания курса государственных ценных бумаг и кредитного рубля. С конца 1890-х гг. биржевая интервенция и значительные инвестиции в ценные бумаги стали использоваться также для противодействия падению курсов промышленных и банковских акций.

На рубеже XIX — XX вв. Государственный банк вместе с рядом акционерных коммерческих банков начал создавать биржевые синдикаты и банковские консорциумы для поддержки курсов российских ценных бумаг во время экономических кризисов. Один из таких биржевых синдикатов был создан во время промышленного и финансового кризиса 1899 — 1903 годов. В 1906 г., во время кризиса, начал работу банковский консорциум для оказания финансовой помощи отечественным банкам и предприятиям. В 1912 г. в связи с падением курсов акций был создан банковский синдикат, который на протяжении двух лет скупал акции крупнейших предприятий и коммерческих банков.

В 1899 г. в результате изменения мировой экономической конъюнктуры в России произошел спад деловой активности. В 1900 г. разразился кризис в металлургической промышленности, в тяжелом машиностроении, в нефтедобывающей, угледобывающей отраслях и в электроиндустрии. Несколько банкирских домов потерпели крах. В 1899-1901 гг. Государственный банк вынужден был увеличить учет векселей и выдачу ссуд. Если на 1 января 1899 г. операции по учету векселей и выдачи кредитов по специальным текущим счетам составляли 169,8 млн. руб., подтоварные ссуды были выданы на сумму 22,2 млн. руб., а прочие ссуды — на 30,6 млн. руб., то на 1 января 1902 г. они составляли соответственно 329,3 млн. руб., 46,8 млн. руб. и 57,6 млн. рублей. В большинстве случаев ссуды были «исключительными», т.е. имели неуставной характер. Золотой запас Государственного банка с 1899 г. по 1902 г. уменьшился с 1 008,0 до 709,5 млн. рублей.

Юлий Галактионович Жуковский,  управляющий ГосБанка в 1889- 1894 годах

В 1906 г. система золотого монометаллизма стояла на пороге краха. Массовые политические митинги и забастовки конца 1905 г., в которых принимали участие и служащие Государственного банка, стали причиной отъезда из Санкт-Петербурга французских банкиров, прибывших туда для переговоров об очередном займе.

Происходило усиленное востребование вкладов золотом и предъявление кредитных билетов к размену на золото. Несмотря на повышение официальной учетной ставки до 8%, значительно вырос спрос на кредит со стороны торгово-промышленных предприятий. Невозможность акционерных коммерческих банков удовлетворить этот спрос из-за сильного отлива из них вкладов, заставила Государственный банк во избежании массовых банкротств увеличить свои учетно-ссудные операции.

Начался отлив золота за границу. С 16 октября по 1 декабря 1905 г. золотой фонд Государственного банка уменьшился с 1 318,8 до 1 126,1 млн. рублей. К 19 декабря 1905 г. золотое покрытие кредитных рублей опустилось ниже предела, предусмотренного законом 1897 года. Кризис был ликвидирован благодаря заключению в январе 1906 г. во Франции займа на 100 млн. руб., погашенный выручкой от займа, заключенного в апреле того же года.

Усиленный переучет Государственным банком векселей частных банков, являвшийся в 1905-1906 гг. мерой борьбы с кризисом, в последующие годы стал одним из основных направлений деятельности Банка. Государственный банк начал превращаться из банка краткосрочного коммерческого кредита в «банк банков». Общая задолженность частных банков Государственному банку с 37,3 млн. руб. на начало 1910 г. выросла за два года до 342,3 млн. рублей.

В это время Государственный банк был одним из самых крупных и влиятельных европейских кредитных учреждений. Его баланс с 1905 по 1914 г. увеличился почти в два раза. Источником средств для его операций были выпуски кредитных билетов и средства казны. Вклады и текущие счета частных лиц и учреждений оставались на уровне 1903 г. и составляли в среднем 250 млн. рублей. Эмиссия кредитных билетов в течение этих лет дала Банку 810,9 млн. руб., средства казны — 600 млн. рублей. На покупку золота и иностранной валюты у Государственного банка уходило 7/8 эмиссии. Оставшуюся часть эмиссии и средства казны он через посредство коммерческих банков направлял на кредитование промышленности и торговли.

Несмотря на интенсивное развитие промышленности, в России доминирующей частью экономики оставалось сельское хозяйство. Важнейшей активной статьей торгового и платежного балансов страны по-прежнему был экспорт хлеба. Поэтому с 90-х гг. Банк развернул кредитование хлебной торговли в форме подтоварных кредитов. С 1910 г. Государственный банк в рамках государственного регулирования хлебной кампании начал строительство элеваторов и зернохранилищ. Создание государственной системы элеваторов должно было способствовать минимизации потерь зерна при перевозках. В начале 1917 г. сеть элеваторов Государственного банка состояла из 42 элеваторов общим объемом 26 000 тыс. пудов, и строилось еще 28 зернохранилищ.

При участии Государственного банка в стране была создана система учреждений мелкого кредита по кредитованию кооперации, кустарей и крестьян. В 1904 г. в Банке было создано Управление по делам мелкого кредита, которое должно было контролировать деятельность учреждений этого типа и оказывать им в случае необходимости финансовую помощь.

Вплоть до Первой мировой войны финансовая политика России чрезвычайно дорожила сохранением золотой валюты как основы внешнего государственного кредита. Золотое покрытие рубля постоянно поддерживалось на очень высоком уровне. После кризисного 1906 г. оно не опускалось ниже 93%, а в 1909-1911 гг. было выше 100%. В условиях России конца XIX — начала XX вв. это обеспечивало приток иностранного капитала, необходимого для индустриального развития страны.

К началу Первой Мировой (Второй Отечественной), Государственный Банк смог с честью выйти из сложных испытаний. Зато с началом войны закончилась честь — и начались тяжелейшие испытания.

В 1914 году, еще накануне войны, был отменен размен банкнот на золотую монету, и в пять раз увеличен лимит на эмиссию необеспеченных золотом банкнот — с 300 млн. рублей до 1,5 миллиарда. До Февральской революции лимит эмиссии необеспеченных золотом банкнот был доведен до 8, 4 миллиардов рублей.

Продолжавшаяся война поглощала все больше средств. Дефицит госбюджета в 1917 г. достиг 22 568 млн. рублей. Способы его покрытия были традиционными: увеличение налогообложения, внутренние и внешние займы, эмиссия бумажных денег. За период с марта по ноябрь 1917 г. Временному правительству за счет налогов удалось получить 1 158,3 млн. рублей. Выпущенный им «Займ свободы» дал 3 700 млн. рублей. Эти средства пошли на выполнение обычных расходных статей госбюджета. Военные же расходы, составившие за 1917 г. 22 561 млн. руб., были покрыты за счет эмиссии бумажных денег. Лимит банкнотной эмиссии Временное правительство увеличило в пять раз, доведя его до 16,5 млрд. рублей.

Впрочем, политика ГосБанка в денежно-кредитном плане вызывала критику со стороны славянофилов.

Сергей Шарпов

Экономист Шарпов в своё время жесточайше раскритиковал политику Витте и его предшественников в плане «золотого рубля» и кредитов.  Он писал:»Накануне освобождения крестьян, когда надо было оживить и расширить кредит, удвоить или утроить количество денежных знаков, пришла группа «молодых финансистов» в качестве дельфийских оракулов и главных инициаторов реформ во главе, захватила руководство российскими финансами, в несколько лет изломала и исковеркала всё и, после тридцатилетнего владычества сдала Россию в том ужасном виде, в котором она теперь находится».

После Февральской революции роль Государственного Банка стала ничтожной. Во многих уездах и губерниях начали печатать свои самодельные «рубли»,  инфляция била рекорды, а рубль из благородной и твёрдой валюты превратился в ничем не обеспеченный фантик.

Подводя итоги, стоит отметить. что политика Государственного Банка не всегда была эффективной. Но именно благодаря нему  в Российской Империи была создана единая система железных дорог, развита промышленность, ремесленники и торговцы  получили доступный кредит. Во многом, экономический рост последних десятилетий девятнадцатого века в России начался (и, увы, закончился) благодаря Государственному Банку и его руководителям.

Сегодня же вопрос о Государственном Банке (вместо Центрального Банка) -это вопрос, который волей-неволей объединяет самые разные политические силы в России. За создание Государственного Банка выступают и национальные либералы, и консерваторы, монархисты, левые и правые. «Национализация» ЦБ и превращение его в Государственный Банк стали прекрасным козырем в руках сверхлоялистского «Народно-освободительного движения»,  а сегодня постоянно обсуждается банкирами и государственными деятелями.

Ситуация, когда Сбербанк отказывается работать в новых российских регионах,  но зато сотрудничает с государствами, ведущими русофобскую политику, уже никому не нравится.  Как не по душе и дорогой кредит на предпринимательскую и иную деятельность.

Но, как видим, создание Государственного Банка требует политической воли, наличия грамотных управленцев, взвешенного подхода и постоянного реформирования.

У Александра Николаевича такая воля была.

У сегодняшней власти — боюсь, нет.

 

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail