Article

Золото Империи

158 views

В конце Русско-японской войны русская армия столкнулась с серьёзной проблемой в полках не доставало хороших и подготовленных офицеров. Это сказывалось на боеспособности войск как и в Маньчжурии, так и для подавления беспорядков. Ослабленный и необученный офицерский состав[1] военный министр генерал от инфантерии А. Ф. Редигер характеризовал следующим образом:

«Офицерский состав представлял оригинальное явление: прекрасный на самых младших ступенях иерархии, он на высших становился все слабее и слабее. Из училищ офицеров выпускали хорошо подготовленными, но в войсках они не только не пополняли своих знаний, но даже забывали прежние. «…» Неудивительно, что самые энергичные и способные офицеры спешили уйти из строя в академии, в штабы, а то и в гражданскую службу, Младшие офицеры, вообще, были очень хороши; хороши были и ротные командиры, хотя отчасти уже стары для своей должности, но штабс-офицеры в полках были самым слабым элементом: до чина подполковника мог дотянуть всякий офицер, даже малоспособный»

Несмотря на столь лестные похвалы обер-офицерам, Редигер всё же считал первой своей задачей реформировать систему продвижения офицерского состава по службе, дабы способные офицеры могли занимать высокие военные посты. Первые же меры, которые были предприняты для затыкания дыр в некомплекте, это ускоренные выпуски учащихся военных училищ. Тогдашний киевский генерал-губернатор (с 1908 года — начальник Генерального Штаба) генерал от кавалерии В. А. Сухомлинов усмотрел коренную причину недокомплекта в том, что расквартировывались офицеры в скверных местах, армейский мундир был не только несколько некрасив, но и вызывал злобу и ненависть среди интеллигенции.

Путь к золотым погонам был довольно широкодоступен подданным Империи. Существовало три пути: 1 — получить свидетельство об окончании гимназии, реального училища или кадетского корпуса и аттестат зрелости со следующим поступлением и окончанием военного училища; 2 — произведение в офицеры за отличия на войне или закончившему срочную службу в чине унтер-офицера держать вступительный экзамен в юнкерское училище; 3 — поступить вольноопределяющимся, отслужить положенный срок и сдать экзамен на чин прапорщика запаса, со следующим производством в подпоручики[2]. Яркими примерами такой открытости могут служить судьбы командира 1-й гвардейской пехотной дивизии П. А. Лечицкого — сына сельского батюшки, и крестного отца Цесаревича, командующего Киевским ВО Н. И. Иванова — сына крепостного крестьянина.

Обер-офицерский состав, несмотря на вышеуказанные трудности, удостоился хорошей оценки от Редигера, но необходима была система фильтровки лиц на командные. Как позже написал А. И. Деникин,

«…японская война привела нас и к другому “открытию”, что командному составу необходимо учиться. До войны начальник, начиная с должности командира полка, мог жить спокойно с тем “научным” багажом, который был вынесен из военного или юнкерского училища; мог не следить вовсе за прогрессом военной науки, и никому в голову не приходило поинтересоваться его познаниями. Какаялибо поверка почиталась бы оскорбительной. Общее состояние части и отчасти только управление ею на маневрах давали критерий для оценки начальника. Последнее, впрочем, весьма относительно: при нашем всеобщем благодушии грубые ошибки сходили безнаказанно[3]».

И военный министр Редигер выносит на обсуждение военного совета предложение по аттестации. Данное предложение назрело давно, но было вызвано к жизни беспорядками в военно-медицинской академии, составлявшей гордость военно-учебных заведений Империи. Ввиду наплыва разночинцев в армию после Милютинской реформы[4] военно-медицинская академия стала по социальному составу той же, что и штатские университеты и академии[5]. От этого, в 1905 году там произошли волнения[6], которые побудили военное министерство к давно намеченному делу — введения аттестаций. Аттестации существовали и раньше, но ими никто не занимался, и порядок чинопроизводства вёлся без них, и генералы восприняли это предложение об улучшении и повсеместном введении аттестаций как оскорбление и нарушение старых полковых традиций. Но сам факт, что аттестационная комиссия начала отсев негодных, уже свидетельствует о коренных сдвигах, раз военная бюрократия Империи пошла на столь кардинальный шаг. Результаты не заставили себя ждать, вот свидетельство А. И. Деникина:

«В результате введения нового пенсионного устава, новых аттестационных правил и проверки знаний старших начальников, начался и добровольный уход многих и принудительное отсеивание, которое армейский юмор окрестил названием «избиение младенцев». В течение 1906–1907 годов было уволено и заменено от 50 до 80% начальников, от командира полка до командующего войсками округа. Приостановленный было в 1906 году Закон о предельном возрасте, в 1910 г. был восстановлен, способствуя омоложению офицерского корпуса. Поднялся также и образовательный ценз: в списке генералов в 1912 году было 55,2% окончивших одну из военных академий. Все эти мероприятия если и не могли за 10 лет пересоздать командный состав, то, во всяком случае, значительно подняли его уровень по сравнению с эпохой японской войны».

Образованная в конце 1905 года Высшая аттестационная комиссия в течение первых трех месяцев успела провести аж девять заседаний! За это время были рассмотрены все имевшиеся аттестации на генеральские чины, было намечено, кто подлежит выдвижению. Эти заседания комиссии были особенно полезны в том отношении, что между ее членами установилась большая общность взглядов на требования, которые должны предъявляться к кандидатам на высшие должности.

Это вызвало не только омоложение и смену высшего генералитета, но и резкое улучшение офицерского состава. По словам ставшего в 1908 году военным министром Сухомлинова, не было упущено из вида образование молодого офицерского потока. На обучение будущих офицеров в стрельбе обращено было особое внимание. Во всех кадетских корпусах введены были упражнения в стрельбе. Школы получили большое количество патронов и пулемёты. Чтобы получить по этой части хорошо подготовленных инструкторов, офицеры учебных заведений командировались в офицерскую стрелковую школу. В полках были стрелковые сообщества, установлены призы за стрельбу и т.д. Эти меры на почве подготовки офицерской молодёжи дали утешительные результаты. По заявлениям всех начальников отдельных частей уровень образования и развития молодых офицеров в последние годы перед войной сильно повысился. Они явились в полки вполне подготовленными для практического обучения нижних чинов. Вспыхнувшая война показала, что все эти меры привели к желаемым результатам. Огонь пехоты в начале значительно превосходил таковой же нашего противника. Офицеры, сознавая свой долг, стали более близки простому человеку, понимали его лучше, что вело к более успешной работе офицера и нижнего чина[7].

Такой блестящий результат был достигнут, по словам самого же Сухомлинова[8], за счёт улучшения военного образования. Офицерские кадры, как уже писалось выше[9], поставляли военно-учебные заведения — юнкерские училища. И с целью повышения эффективности офицерского состава в деле подготовки войск начинается преобразование училищ. Для этого приняли новую программу обучения, по которой офицер был обязан уметь применять знания на практике и к практическому обучению сводилась основная программа[10]. Сами военачальники, будучи юнкерами в описываемый период, отзываются о юнкерстве положительно.

Приведём в качестве примера отрывок из воспоминаний будущего лидера Белого Движения на востоке России Г. М. Семёнова, в 1908г. поступившего в оренбургское казачье юнкерское училище:

«Постановка военного воспитания и образования в военных училищах старой Императорской России была настолько хороша, что, по справедливости, она может служить образчиком и на будущее время… Военные училища были организованы таким образом, что только военные лица, получившие законченное образование, имели право быть в них принятыми. Но вследствие большого некомплекта в армии офицеров некоторые училища, помимо специальных классов, имели при себе общеобразовательный класс, и в такие училища принимались молодые люди с аттестатом за шесть классов гимназии. Проведя один год в общеобразовательном классе, они заканчивали свое среднее образование в объеме программы кадетских корпусов, после чего переходили на первый специальный курс. Что касается постановки воспитания в училищах, то за два или три года обработки, которой подвергался юнкер, он становился совершенно подготовленным к офицерскому званию. Война и последующая революция показали высокое качество и преданность своему долгу и родине юнкеров военных училищ, несмотря на то что во время войны все курсы были сокращены и общеобразовательный ценз для поступления в училища был значительно понижен».

Итак, мы видим улучшение быта офицеров и повышение образовательного и профессионального уровня командного состава, начиная с офицерства как будущего генералитета. И результаты не замедлили сказаться — будущие полководцы гражданской с обеих сторон, позже — Великой Отечественной, одерживавшие блистательные в тактическом и стратегическом плане сражения (Туркул, Скоблин) — выпускники юнкерских и военных училищ преобразованных в эти годы. Многие офицеры смогли продвинуться вперёд, и их имена известны всем — Каппель, Врангель, Краснов, Колчак, Юденич… Результаты их полководческих талантов налицо, отчего уместно сделать вывод — военная система образования смогла выполнить свою задачу по подготовке кадрового офицерского состава и выдающихся военачальников.

Текст: Александр Томилин

Список источников:

  1. Редигер А.Ф. «История моей жизни» — М.: Кучково поле, 1999.
  2. Сухомлинов В.А. «Воспоминания» — Берлин: Русское универсальное издателство, 1924.
  3. Деникин А.И. «Путь Русского офицера» — М.: Варгириус, 2000.
  4. Семёнов Г.М. «О себе» — М.: Центрополиграф, 2007.
  5. Бескровный Л.Г. «Армия и флот РоссиРоссии в начале XX века. Очерки военно-экономического потенциала» М.: Наука. 1986.
  6. Воробьёва А.Ю.«Российские юнкера 1864 – 1917.История военных училищ» М.: Астрель, АСТ, 2002.
  7. Суряев В.Н. «Офицеры русской императорской армии 1900-1917» М.: Русская панорама, 2012.

[1] Редигер А.Ф. Указ.соч. Стр.203.

[2] Суряев В.Н. «Офицеры русской императорской армии 1900-1917» М.: Русская панорама, 2012. Стр.14-15.

[3] Деникин А.И. Путь Русского офицера» М.: Варгириус. 1999. Стр.99.

[4] Суряев В.Н. Указ.соч. Стр.18.

[5] Редигер А.Ф. Указ.соч. Стр.218.

[6] Там же.

[7] Сухомлинов В.А. Указ.соч. Стр.275.

[8] Там же.

[9] Суряев В.Н. Указ соч. Стр.14.

[10] Воробьёва А.Ю.«Российские юнкера 1864 – 1917.История военных училищ» М.: Астрель, АСТ, 2002. Стр. 10

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail