Article

Не болтай!

845 views

Депутаты Государственной Думы РФ издают законы, касающиеся экстремизма, с такой частотой, что складывается впечатление, что в стране нет других проблем, кроме этой. Что Россия победила бедность, коррупцию, преступность, наркоманию, повальный алкоголизм… Ну да ладно, это тема для отдельного рассуждения. Вернемся к нашим баранам, точнее экстремизму и экстремистам.

Сперва, следуя нормам международного права, которые, как мы знаем, по Конституции РФ являются неотъемлемой частью правовой системы России, депутаты принимают закон «Об экстремистской деятельности», а затем и вносят поправки в Уголовный кодекс РФ, меняя прежние статьи на так называемые «экстремистские», которые по настоящий момент неистово развивались лишь в сторону усиления ответственности и дополнялись различными поправками в иные Федеральные законы. Складывается впечатление, что в России экстремисты на экстремистах экстремистами же и погоняют.

Рассмотрим, что же такое экстремизм? Согласно статье 1 уже упомянутого ФЗ «Об экстремистской деятельности» экстремистская деятельность (экстремизм) это «насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации; публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность; возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни; пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения; воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения; пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций; публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения; публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением; организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению; финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг».

Я не зря привел полный перечень определений экстремизма по нашему законодательству, ибо хочется спросить: много ли известно уголовных дел относительно лиц, причастных к сепаратизму, к действительному терроризму, к нарушению прав и свобод лиц, пострадавших от различного рода неприязни и ненависти, к воспрепятствованию деятельности избирательных комиссий и различного рода организаций и объединений? Выборы проходят, у людей полно жалоб на ход голосования, а органы и суды продолжают отписываться. Существует и создается множество правозащитных организаций, однако вся их деятельность остается незамеченной все теми же властными структурами, а по уже сложившейся практике и вовсе приравнивается априори к оппозиционной и вредительской по отношению к каким-то не совсем понятным интересам государства. Ну а о защите своих прав и свобод уже и говорить не хочется, ибо люди потеряли веру в эту самую защиту, почему и соответствующих уголовных дел относительно экстремизма не находится, так как по заявлениям всегда следуют отписки, а те дела, что возбуждается правоохранительными органами, возбуждаются по их же инициативе и скорее для статистической отчетности. Да, новостные ресурсы пестрят заголовками об очередных пойманных «экстремистах», которые вероломно и преступно, а на самом деле в большинстве своем даже без задних мыслей, распространяют посредством своих личных страничек и профилей в социальных сетях и различных форумах картинки, музыку, видео, цитаты и свои слова, отражающие их собственные мнения относительно тех или иных событий в жизни нашего общества и государства.

Остановлюсь подробнее на уже упомянутых так называемых «экстремистах», о пресечении деятельности которых рьяно и самоотверженно любят рапортовать правоохранительные органы и соответствующие органы власти в России. Так вот, господа полицейские и следователи, объясняю вам, что преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. А для квалификации действий того или иного лица как преступлений экстремистской направленности необходимо установление у него именно прямого умысла. Так неужели все те люди, что привлекаются вами к уголовной ответственности по статьям 280 и 282 Уголовного кодекса РФ, действительно безжалостные и ужасные экстремисты, не любящие свою Родину и не желающие ей богатства и процветания? Или все куда проще? Обсуждаемые лица юмора ради выкладывают в различных обсуждениях и на своих персональных страничках в социальных сетях «смешные картинки» или же саркастически высмеивают пороки и ошибки властей, тем самым выражая свое несогласие с принимаемыми решениями последних, что не запрещено и не может быть запрещено в демократическом государстве. В этом и заключается весь умысел таких людей. Я не спорю, что есть и так называемые «интернет-герои», которые в действительности размещают от своего имени оскорбительные и провокационные материалы, что и является их самоцелью. Но зачем и для чего вам, господа следователи, в Уголовно-процессуальном кодексе РФ и ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» государством предоставлен широкий перечень следственных и оперативных действий? Ответ кроется в ч. 2 ст. 6 Уголовно-процессуального кодекса РФ: «Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных…». Вы же давали присягу, будьте любезны выполнять хотя бы тот минимум, что требуется.

Интересен пункт «публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением». Получается, чиновники в нашем якобы равном обществе возводятся в некий привилегированный класс, если их обвинишь в чем-либо — ты уже экстремист, а если конкретного человека-чиновника — клеветник, что практически недоказуемо ввиду недостаточной судебной и следственной практики, а также размывчатого официального толкования. Хотя, о чем это я — как всегда, они о себе заботятся.

Не может не удивлять многозначность понятий, используемых в нашем законодательстве. ФЗ «Об экстремистской деятельности» тому не исключение. Я имею ввиду одну из составляющих экстремизма, упомянутых в статье 1 данного закона, а именно «пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения». Что значит сходных до степени смешения? Где критерии определения данного смешения? Есть же четкий перечень атрибутики и символики, запрещенных на территории РФ, так зачем еще запрещать и множество других, не имеющих никакого отношения к нацизму и фашизму, изображений? А дабы ни у кого не возникало подобных вопросов, предлагаю депутатам все-таки поработать над законом, а то придумать смогли, а доработать довести до ума не получилось.

Все вышеизложенное карается по законам России как уголовно, так и административно. Интересно, что статья 282 УК РФ полностью копирует статью 280 УК РФ, являясь неким ее более узким описанием, в котором, впрочем, и прослеживается упомянутая мною выше проблема, что в России под видом экстремизма борются только с мнением оппозиционно настроенного человека. Так, в статье 280 УК РФ уже предусмотрена ответственность за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, в том числе с использованием средств массовой информации. Ну и зачем же вводить дополнительную ответственность за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, что, исходя из определения данного в статье 1 ФЗ «Об экстремистской деятельности», и так является экстремизмом? Чтобы человеку, обвиняемому в оном, вменить побольше статей, а соответственно, приговорить к большему сроку и штрафу? Как-то негуманно для демократического государства.
И что же происходит в нашем самом демократическом государстве? Из года в год растет уровень преступности, о чем, не стесняясь, докладывают главные правоохранители страны, а ответственность за убийства, изнасилования, кражи, грабежи, разбои, угоны машин остается неизменно низкой, зато ответственность за экстремизм неуклонно растет. Не спорю, что, исходя из самого понимания этого слова, бороться с данным видом преступления нужно, но только сам вид данного преступления размыт до неузнаваемости. Так, согласно последним поправкам, а именно от 03.02.2014 года, в абзаце втором части первой статьи 280 УК РФ слова «до трехсот тысяч» заменены словами «от ста тысяч до трехсот тысяч», слова «за период до двух лет» заменены словами «за период от одного года до двух лет», слова «лишением свободы на срок до трех лет» заменены словами «лишением свободы на срок до четырех лет»; в статье 282 УК РФ в абзаце втором части первой слова «принудительными работами на срок до двух лет» заменены словами «принудительными работами на срок до четырех лет», в абзаце пятом части второй слова «от ста тысяч до пятисот тысяч» заменены словами «от трехсот тысяч до пятисот тысяч», слова «за период от одного года» заменены словами «за период от двух». Здесь хотелось бы процитировать слова из произведения Никколо Макиавелли «Государь»: «Государь может не опасаться заговоров, если пользуется благоволением народа, и, наоборот, должен бояться всех и каждого, если народ питает к нему вражду и ненависть». Исходя из следственной и судебной практики привлечений к уголовной ответственности лиц за экстремизм, думаю, всем понятны и логика депутатов, и то, чью волю они выражают. Выводы каждый сделает сам.
К слову, выводы сразу же были сделаны в ОБСЕ. Представитель организации по свободе СМИ Дунья Миятович, ссылаясь в своем заявлении на заключение Венецианской комиссии (консультативного юридического органа при Совете Европы), признала российское законодательство об экстремизме недостаточно точно сформулированным. «Это законодательство может породить страх среди пользователей Интернета, поскольку они не могут юридически предсказать, будет ли нарушать закон их свободное слово». Кроме того, Миятович осудила данные и приведенные мною ниже нововведения, пояснив, что это «очередное решение Госдумы, которое может привести к дальнейшему ограничению свободы выражения и свободы оборота информации», и призвала российские власти пересмотреть поправки, которые «угрожают свободе СМИ и подрывают плюрализм в Интернете во имя борьбы с неопределенной концепцией экстремизма».

С 01.02.2014 года вступил в силу Федеральный закон от 28.12.2013 года «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», согласно которому у прокуратуры появляется возможность проведения досудебной блокировки доступа к сайтам. Согласно тексту закона, Генеральный прокурор РФ и его заместители уполномочены обращаться в Роскомнадзор с заявлением о принятии мер по ограничению доступа к информационным ресурсам, распространяющим призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности и участию в массовых публичных мероприятиях. Такая процедура может быть инициирована генеральным прокурором и его заместителями на основании мониторинга Интернета, а также полученных от органов власти, организаций и граждан уведомлений. Соответствующее решение будет приниматься в установленной законом форме требования, которое по каналам электронной связи будет направляться в Роскомнадзор. После получения требования генеральной прокуратуры Роскомнадзор незамедлительно направляет по системе взаимодействия операторам связи требование об ограничении доступа к информационному ресурсу или к размещенной на нем противоправной информации. Операторы связи после получения данного требования обязаны незамедлительно ограничить доступ к информационному ресурсу или к размещенной на нем незаконной информации. В дальнейшем Роскомнадзор определяет провайдера хостинга интернет-ресурса, на котором содержится противозаконная информация, и направляет ему уведомление о необходимости удаления такой информации. Провайдер хостинга должен сообщить владельцу информационного ресурса об обязанности незамедлительно удалить противоправный контент. Доступ к информационному ресурсу возобновляется после того, как Роскомнадзор получит от владельца сайта или хостинг-провайдера сообщение о том, что незаконная информация удалена, и удостоверится в этом.

Интересно узнать, что же сподвигло депутатов на такие изменения, ведь ранее досудебной блокировке подлежали только ресурсы с детской порнографией, инструкциями по изготовлению и употреблению наркотиков и сайты с призывами к суициду, а экстремистские сайты закрывались только по решению суда? Так может и вовсе стоит отменить суд как таковой? Претензий нет по поводу призывов к осуществлению экстремистской деятельности и массовым беспорядкам, но чем же вам не угодили массовые публичные мероприятия, господа чиновники? А как же гуляния на различные праздники, а как же выражение воли народа по поводу несправедливости властей? А, я же забыл, чиновники — привилегированный класс, они не могут принимать несправедливых решений.

Приблизительно в тот же период Государственная Дума РФ приняла законопроект, приравнивающий популярных блогеров к СМИ и обязывающий все социальные сети, все поисковики и все форумы хранить по полгода всю информацию, оставленную пользователями в Интернете. Поясню, что после вступления закона в силу был создан специальный реестр всех блогеров и владельцев аккаунтов в социальных сетях России, ежедневная читаемость которых свыше трех тысяч человек. На таковых распространяются правила СМИ, а блог стал персонифицированным. Блогеру необходимо сообщать фамилию, инициалы, адрес электронной почты, а также соблюдать все правила, распространяемые на СМИ, то есть запрещена агитация накануне голосования, нецензурная брань, он обязан размещать только достоверные сведения, не распространять информацию о частной жизни граждан, экстремистские материалы и материалы, пропагандирующие порнографию, культ насилия или жестокости. Иными словами, то, что раньше интересно было читать из-за вольности интеллектуального творчества и собственной позиции блогера, данный законопроект уничтожает полностью.

Вторая часть закона затронула анонимность в Интернете и право на частную жизнь, ведь вся частная жизнь по первому требованию правоохранительных органов подлежит передаче последним для детального изучения. По-моему, данный закон означает введение тотальной слежки за населением. Ладно с террористами, экстремистами и иными преступниками, но как быть с законопослушными гражданами? Ведь правоохранителям достаточно заметить какой-нибудь подозрительный по их мнению комментарий, сделать соответствующий запрос, а потом наслаждаться всей полнотой частной жизни того или иного Интернет-пользователя. При этом степень подозрительности комментария определяет только сам правоохранитель. Но есть ли гарантия, что персональные данные пользователей Интернета не превратятся в товар, который за определенную плату будут продавать всем желающим? Гарантий, как всегда, нет. Точнее они есть, ведь статьями 23, 24 и 25 Конституции РФ гарантируется право граждан на неприкосновенность частной жизни, запрещающее сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия, дающее человеку право на защиту собственных персональных данных, право контролировать информацию о себе и право на тайну связи. Но данные гарантии носят, к сожалению, декларативный характер.

В завершение приведу слова экс-генерального директора социальной сети «ВКонтакте» Павла Дурова: «Настоящий экстремизм, на мой взгляд, начинается тогда, когда логика и анализ начинают подменяться эмоциями и громкими заявлениями, а закон и судебный процесс — навешиванием ярлыков и охотой на ведьм». Хотелось бы вспомнить трактат Платона «Государство», где последний идеальному государственному устройству противопоставляет четыре других. Так, после следующих друг за другом тимократии, олигархии и демократии идет тирания. Хочется верить, что Россия пойдет по своему собственному пути развития, в котором тирании места не найдется.

Текст: Николай Журавлев

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail