Article

Дьявол русской революции

446 views

rozalia

2014 год медленно, но неуклонно подходит к завершению. Менее чем через два месяца на смену ему придет 2015-й. Какие выводы уже сейчас можно сделать о событиях нынешнего года?

Несомненно, это самый богатый на геополитические перестановки год. Украинский кризис словно перечеркнул все то, что было раньше, и открыл новую страницу мировой истории. Решающий вклад в это сделало воссоединение Крыма с Россией.

Каждый воспринимает это событие по-разному. Русские националисты радуются возвращению Тавриды, либеральная «интеллигенция» со слезами на глазах вспоминает моцареллу и с издевкой, как можно больше стараясь, повторяет «Зато Крым наш», коммунисты же гордо расчехляют свои покрытые слоем пыли знамена.

О них мы поговорим подробнее.

Государственная пропаганда в РФ сделала все, чтобы красный призрак прошлого смог хоть как-то поднять свою полусгнившую голову. Благодаря ей, на Украине не бунт рагулей-западенцев, там… о Боже, это страшное слово… ФАШИЗМ.

Внезапно солнце перестает светить, в одночасье погаснув, небо изрыгает десятки молний, грешники в ужасе мечутся из стороны в сторону, а со всех сторон поднимаются все новые и новые бойцы. Над всем этим действием непрерывно играет «Священная война». С федеральных каналов звучат всеми заученные реплики: «деды воевали», «фашисты», и тому подобное.

На месте красных грех не воспользоваться такой рекламой.

Все больше и больше нам рассказывают о том, как все дружно жили в СССР, как народ любил страну, а какие были революционные борцы-идеалисты… «Сейчас такого не встретишь». Стоит признать, это принесло свои плоды. Теперь часто можно увидеть в тех же социальных сетях, как люди, которые родились после распада СССР, трепетно и с уважением отзываются о нем.

Мы плавно подошли к гостю сегодняшнего небольшого экскурса в историю. Наш герой заключает в себе оба пункта, которые так интересны в этом году:

— Крым

— Революция

Итак, начнем.

1876 год. В эпоху создания партий, революционных организаций и подпольных сообществ рождается человек, который «идеально» продолжает извращенно-социалистические традиции своего времени. Речь идет о Розалии Самойловне Залкинд.

Дочь богатого купца Самуила Залкинда, наша героиня как будто бы с ранних лет открещивается от своего происхождения. Уже в гимназии Розалия Залкинд увлекается левыми идеями, а в Лионском университете, где продолжает свое обучение, знакомится с брошюрой Ленина о социализме и рабочем движении — «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?».

Переехав в Киев, Землячка — так ее зовут теперь — вступает в киевскую социал-демократическую организацию, став профессиональной революционеркой. Что логично, ее деятельность не остается без внимания властей: менее чем через год Розалию арестовывают и сажают в тюрьму, которая впоследствии сменяется ссылкой в Сибирь. Свое пребывание в ссылке революционерка «скрашивает» замужеством, о котором благополучно забывает, когда ей предоставляется возможность побега из ссылки.

Следующие несколько лет Землячка активно курсирует между Одессой, Екатеринославом, Цюрихом, Мюнхеном и Женевой. В Мюнхене наконец знакомится с Лениным.

По возвращении в Россию в 1905 г. Землячка стремительно поднимается по должностной лестнице: она становится одним из партийных лидеров в РСДРП, комиссаром бригады, а затем начальником политотделов 8-й и 13-й армий Южного фронта уже в конце 1918 г. К этому времени Розалия уже приобретает новую партийную кличку — «Демон», которая много говорит о ее личностных качествах, и «ценный» военный опыт стрельбы по царским войскам, который оказался весьма востребованным позднее.

Наибольшую известность наша героиня приобрела благодаря участию в красном терроре в Крыму. Историки разделяют две волны террора: это зима 1917/1918 гг. и с ноября 1920 по конец 1921 гг.

И если первая волна обусловлена периодом послереволюционного хаоса, то о второй волне можно рассказать намного больше.

Благодаря заключению перемирия с Польшей советское правительство смогло произвести перегруппировку своих войск для дальнейшего уничтожения Русской армии П. Н. Врангеля, которая в это время закрепилась на Крымском полуострове.

21 сентября 1920 г. вторично образован Южный фронт под командованием М. В. Фрунзе.

7 ноября 1920 г. началось наступление Южного фронта на позиции Русской армии. К 10 ноября белые были выбиты с оборонительных позиций на Перекопе и Сиваше, а 11 ноября белые потеряли и Ишуньские позиции.

После этих поражений главнокомандующий Русской армией Врангель издает приказ об эвакуации со следующим сообщением:

«В виду объявления эвакуации для желающих офицеров, других служащих и их семейств, правительство Юга России считает своим долгом предупредить всех о тех тяжких испытаниях, какие ожидают приезжающих из пределов России… Всё заставляет правительство советовать всем тем, кому не угрожает непосредственная опасность от насилия врага — остаться в Крыму».

Уже 13 ноября 1920 г. части 2-й Конной армии и 51-й дивизии заняли Симферополь, а к 17 ноября все крымские города оказались под властью большевиков.

По данным советской энциклопедии «Гражданская война в СССР» в плен попало 52,1 тысячи военнослужащих Русской армии Врангеля. А 16 ноября 1920 г. принято считать днем окончания Гражданской войны на Юге России. Но так ли это на самом деле?

Численность Русской армии была немалая, что несколько раз подталкивало советскую сторону к вопросу об амнистии. Так, первый раз, 12 сентября, за два с небольшим месяца до окончания военных действий в Крыму, газета «Правда» опубликовала «Воззвание к офицерам армии барона Врангеля» за подписями председателя ВЦИК М. И. Калинина, председателя Совнаркома В. И. Ленина, наркома по военным и морским делам Л. Д. Троцкого, главкома С. С. Каменева и председателя Особого совещания при главкоме А. А. Брусилова: «…Честно и добровольно перешедшие на сторону Советской власти не понесут кары. Полную амнистию мы гарантируем всем переходящим на сторону Советской власти. Офицеры армии Врангеля! Рабоче-крестьянская власть последний раз протягивает вам руку примирения».

Воззвание не имело успехов. Но советская сторона не сдавалась. И вот уже 11 ноября Реввоенсовет (РВС) Южного фронта по радио обратился к командованию Русской армии с новым предложением амнистии:

«Ввиду явной бесполезности дальнейшего сопротивления ваших войск, грозящего лишь бесполезным пролитием новых потоков крови, предлагаю вам немедленно прекратить борьбу и положить оружие со всеми подчинёнными вам войсками армии и флота.

В случае принятия вами означенного предложения РВС Южфронта на основании предоставленных ему Центральной Советской Властью полномочий гарантируем вам и всем кладущим оружие полное прощение по всем проступкам, связанным с гражданской борьбой.

Всем, не желающим работать в Советской России, будет обеспечена возможность беспрепятственного выезда за границу при условии отказа под честным словом от всякого участия в дальнейшей борьбе против Советской России. Ответ по радио ожидается не позднее 24 часов 12 ноября 1920 года» (Командующий Южным фронтом Михаил Фрунзе, член Реввоенсовета Иван Смилга, Мирон Владимиров, Бела Кун. Ст. Мелитополь.)».

От Русской армии ответа не последовало. Более того, известно, что Врангель скрыл от личного состава армии содержание радиообращения, приказав закрыть все радиостанции, кроме одной, обслуживаемой офицерами.

Советская сторона 12 ноября сделала еще одно предложение.  Оно имело следующее название — «Офицерам, солдатам, казакам и матросам армий Врангеля». Вот его содержание:

«Командование красным Южным фронтом сегодня послало радио Врангелю, в котором предлагает ему сдаться советским войскам в 24-часовой срок. При добросовестном исполнении этого всем бойцам Крымской армии гарантируется жизнь и желающим свободный выезд за границу.

Офицеры, солдаты, казаки и матросы белой армии!

Борьба на юге заканчивается полной победой советского оружия. Пали Краснов и Деникин, завтра падёт Врангель. Все попытки восстановить в России капиталистический строй с помощью иностранных империалистов кончились позорно. Великая революция победила, великая страна отстояла свою целостность.

Белые офицеры, наше предложение возлагает на Вас колоссальную ответственность. Если оно будет отвергнуто и борьба будет продолжаться, то вся вина за бессмысленно пролитую русскую кровь ляжет на Вас. Красная Армия в потоках Вашей крови утопит остатки крымской контрреволюции. Но мы не стремимся к мести. Всякому, кто положит оружие, будет дана возможность искупить свою вину перед народом честным трудом. Если Врангель отвергнет наше предложение, Вы обязаны положить оружие против его воли. Создавайте революционные комитеты и сдавайтесь. Не забывайте, что дело идёт о жизни десятков тысяч вовлечённых Вами в борьбу против Советской России людей.

Одновременно с этим нами издается приказ по советским войскам о рыцарском отношении к сдающимся противникам и о беспощадном истреблении всех тех, кто поднимает оружие против Красной Армии.

Откажитесь от позорной роли лакеев иностранных империалистов. В настоящий грозный час будьте с Россией и ее народом — Реввоенсовет Южного фронта».

Данное обращение впоследствии привело к катастрофическим последствиям для белогвардейцев. Множество солдат и офицеров, которые могли бы успеть эвакуироваться, остались в Крыму, выполнив все условия, по которым им была обещана амнистия. А командование Русской армии полностью выполнило условия Международной конвенции «О законах и обычаях сухопутной войны» не разрушив военные сооружения, базы и городскую инфраструктуру.

Но обещания красных оказались пустыми словами и тысячи белогвардейцев попали в огромную ловушку.

Здесь в дело и вступила Землячка.

1920 год. По указанию Ленина, в Крым пребывают два «железных большевика» — Бела Кун, бывший военнопленный офицер австро-венгерской армии, а ныне коминтерновец, один из руководителей советского государства Г. Л. Пятаков и уже известная нам Розалия Землячка. «Пятаковская тройка» пригласила в Крым Л. Троцкого в председатели Реввоенсовета, но тот ответил так: «Я тогда приеду в Крым, когда на его территории не останется ни одного белогвардейца».

Революционеры приняли его слова как руководство к действию. Пообещав белым военнопленным жизнь и свободу, они обязали их зарегистрироваться, с помощью чего им удалось выявить еще несколько тысяч человек, остававшихся в Крыму.

Начались массовые расстрелы… Звуки пулеметных очередей часами не смолкали в Крыму. По свидетельствам очевидцев, за первую зиму было расстреляно 96 тысяч человек из 800 тысяч населения Крыма. Бойня шла месяцами. 28 ноября «Известия временного севастопольского ревкома» опубликовали первый список расстрелянных — 1634 человека, 30 ноября второй список 1202 человека. Под руководством Землячки только за неделю и только в Севастополе были убиты 8000 человек, а такие расстрелы шли по всему Крыму.

Кроме расстрелов террор был ознаменован бесчеловечными пытками и издевательствами даже над мирным населением.

Одно из самых пронзительных воспоминаний о красном терроре в Крыму принадлежит Ивану Шмелеву. В своей книге «Солнце мёртвых» писатель писал: «А сичас иду по бугорочку, у пристава дачи, лошадь то зимой пала … Гляжу — мальчишки … Чего такое с костями делают? Гляжу… лежат на брюхе, копыто гложут! Грызут-урчат! Жуть взяла … чисто собаченки… <…> Помер Андрей Кривой с нижних виноградников, <…> помер и Одарюк… <…> Замерз дядя Андрей после «ванны» (вид пытки), обессиленный голодом. А совсем недавно какой-то «бравый» матрос орал на митинге: «Теперь товарищи трудящиеся всех буржуев прикончили мы… которые убегши — в море потопили! И теперь наша совецкая власть, которая коммунизм называется! Так что дожили! И у всех будут даже автомобили, и все будем жить… Так что … все будем сидеть в пятом этажу и розы нюхать..!»».

Но и это не было пределом демонизма политработника. Устав тратить патроны на белогвардейских офицеров, Землячка отдала страшный приказ, ставший кульминацией ее жестокости.

В течение значительного времени несчастных солдат и офицеров грузили на баржи и топили в Черном море. Среди погибших оказались не только военные, но также и ученые, врачи, обычные молодые люди… В Керчи эта жестокая операция даже получила издевательское название — десант на Кубань.

Можно предположить, что только Демона устраивали собственные действия. Ни секунды не сомневаясь в необходимости уничтожения «классовых врагов», Землячка в свободное время расстреливала даже трупы — тела всплывших утопленников. Так она любила отвлекаться от монотонной письменной работы…

После возвращения в Москву, Розалия Самуиловна получает награду от Ленина — Орден Красного Знамени, став первой женщиной, удостоенной данной награды.

В 1921-24 гг. Землячка была секретарем Замоскворецкого райкома партии в Москве, затем членом Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), откуда в 1925 г. ее отправили на работу в Пермскую губернию, после чего в 1933 г. назначили членом коллегии Наркомата рабоче-крестьянской инспекции СССР, коллегии Наркомата путей сообщения СССР. По должности в ее обязанности входило контролировать работу государственных органов, в том числе прокуратуры, армии и флота.

Массовые репрессии 1937 г. Землячка встретила в должности заместителя председателя Комиссии советского контроля, вскоре став председателем. Во время репрессий чистка кадров была обычным явлением и к 1939 г. она стала заместителем председателя Совета народных комиссаров СССР. Однако в 1943 г. была смещена с этой должности и направлена в Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б), где стала заместителем председателя.

Существует мнение, что после того как Землячка отошла от дел, она начала писать доносы на своих соседей по дому. Ее квартира находилась в знаменитом «Доме на набережной», где тогда обитала партийная верхушка.

Стоит отметить, что все чистки внутри партии саму Розалию Самуиловну обходили стороной. И даже когда в 39-м под погром попала Комиссия советского контроля при Совнаркоме СССР, председателя комиссии Землячку Берия не тронул.

Так же известно, что до самой своей смерти Розалия Самуиловна отожествляла Ленина и даже написала свои хвалебные воспоминания о нем.

Детей у Землячки не было, а о личной жизни данные весьма скудны. Очень странно, но информацию о таком ценном активисте ВКП(б) возможно собирать лишь по крупицам.

Землячка умерла в 1947 г. в возрасте 70 лет. Партия щедро воздала за заслуги своему работнику. Как и многих палачей русского народа, прах Демона похоронили в кремлевской стене и в этом же году переименовали в честь нее улицу в Москве. К счастью, потом улице вернули свое историческое название — Большая Татарская. Но до сих пор в других городах есть немало улиц названых в честь Землячки. Примером может быть Волгоград, где получился страшный тандем — Дзержинский район, улица Землячки.

Хочется спросить всех сочувствующих идеям коммунистов: кем мы будем, если станем защищать людей, которые почти сто лет назад буквально купались в крови? Что произойдет, если к власти вновь придут красные? Не окажемся ли мы этим «морем», если так же продолжим безрассудно и беспочвенно опираться на ореол личностей, чью историю мы даже не знаем, но что самое страшное — и знать не хотим. А ведь именно такие люди сегодня кричат на Украине «Бандера придет — порядок наведет!»…

Стоит ли после этого говорить, кто действительно похож на так называемого «фашиста», образ которого, далекий от исторического прототипа настоящего итальянского фашиста, упорно навязывается нам в качестве главного врага российскими СМИ? Все привыкли употреблять это слово в связке с Гитлером, хотя он даже и не был фашистом, а был национал-социалистом. Но кто же больше попадает под это определение? Уж не ценный ли сотрудник ВКП(б) Розалия Залкинд?

Текст: Иван Кочетов, Юлия Круглова

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail