Article

Что делать русским националистам в РФ? Часть вторая.

510 views

Наш хороший друг и коллега Иван Ропшин попросил нас опубликовать эту замечательную статью, что мы, собственно говоря, и делаем. Мнение редакции может не совпадать с некоторыми тезисами автора, но главное, в чём мы согласны: этот материал — отличное вводное пособие для любого русского, который только недавно осознал свою роль и даже для того, кто сделал это давно. Представляем вторую часть этого шикарного «гайда». Желаем Вам приятного чтения. 


 

Инфильтрация, поиск симпатизантов, картография коллективов

При перечислении и описании того, что могли бы русские националисты сделать в текущих общественно-политических условиях РФ, стоит среди всех прочих подробно расписать один важный пункт: про инфильтрацию — (по возможности) незаметное проникновение в государственные органы (особенно важно), частные компании, сми, общественные движения, политические партии… и даже в иерархию РПЦ, наконец.

В случае хотя бы минимальной подобной инфильтрации в различные органы и коллективы перед русским националистами хоть чуть-чуть приоткрываются такие замечательные возможности как поиск, рекрутирование (где потребуется) в этих сферах наших соратников, тех, кто симпатизирует нашим идеям (по крайней мере, части из них) и тех, кто готов иметь какие-то общие дела с русскими националистами по самым разным причинам на самых разных условиях.

Также не помешал бы поиск и маркирование тех, кто при наступлении необходимости готов быстро «перекраситься», принять новые правила игры, и наконец тех, кто принципиально и последовательно будет выступать против нас. — В общем, подробная картография различных коллективов для последующего использования их возможностей.

Особенно важна такая картография в государственных органах — исполнительных, законодательных, силовых, судебных — высокого уровня (вроде Госдумы, АП РФ или ФСБ).

Кроме того, инфильтрация даёт возможности:

  • осуществлять из разных органов сливы/ передачу информации для своих соратников из других сфер деятельности. Особо ценным это может оказаться в случае силовых органов и гос. органов исполнительной власти для соратников, занятых в общественно-политической сфере;
  •  помогать другим своим соратникам и сторонникам в их инфильтрации в эти гос. органы и продвижению по службе;
  • помогать другим соратникам и сторонникам в заполучении специфических преимуществ, которые даёт наличие «своего человека» на нужном месте. — Вроде оформления нужных документов или предоставление выгодных условий для ведения бизнеса своим соратникам.

Инфильтрацию в случае многих государственных (и не только) коллективов и организаций будет очевидно сподручнее вести, соблюдая маскировку своих общественно-политических взглядов и действий (см. предыдущую запись), — в 1-ую очередь там, где взгляды и лояльность определенным идеям (или наоборот её отсутствие) имеют значение, — поскольку для нынешней власти и некоторых других общественно-политических акторов открытые русские националисты очевидно являются нежелательной общественно-политической группой и скорее всего в случае активных действий с их стороны будут подвергаться понижению в должности, переводу в менее важные проекты и сферы, шантажу, увольнению, уголовному преследованию и/или другим подобным мерам.

В связи с этим соображением инфильтрацию будет проще осуществить в те органы, где отсутствует доскональная проверка биографии (важно в 1-ую очередь для тех, кто успел невыгодно «засветиться» где-то в общественно-политических движениях или событиях), а также отсутствует частая необходимость демонстрировать отличные от своих общественно-политические взгляды и осуществлять связанные с ними действия. — Вроде участия в активе МГЕР или ЕР.

Конечно, сама по себе одна только инфильтрация не может считаться единственным залогом политической победы русских националистов. — Помимо неё необходимы и другие общественные группы и инструменты квазидиаспоры, описанные здесь ранее:

  • предприниматели;
  • общественные деятели;
  • собственные сми;
  • политики;

и т.д.

В совокупности они все ещё могут предоставить нам некоторый шанс на политический успех в будущем.

p.s. Поскольку инфильтрация для русских националистов — скорее дело настоящего и обозримого будущего, то очевидна необходимость сосредоточить свои усилия по поиску, привлечению и формированию сторонников и приверженцев среди молодежи и людей средних лет (в меньшей степени и до некоторого возрастного рубежа — скажем, до 50 лет на 2017-ый год), поскольку за ними — настоящее и будущее. По тем же причинам (а еще при учёте влияния СССР) стоит в общем и целом забыть о людях среднего возраста (в меньшей степени, опять же, и с условного возрастного рубежа в те же 50 лет на 2017-ый г.) и особенно старшей возрастной категории, — в связи с тем, что в целом они серьёзнее «травмированы» советской и/или россиянской идеологией, воспитанием, культурой, ценностями и традициями, а также в связи с тем, что им принадлежат скорее настоящее и прошлое.

СМИ и каналы связи

Думаю, это — очевидно следующий за инфильтрацией пункт, который остался мною незатронутым ранее: русским националистам, проникающим в самые разные сферы, органы, коллективы, нужны свои сми и каналы связи.

1. СМИ.

Пусть для начала это будут самые простые, малочисленные по своей аудитории, бесплатные или дешевые сми, но при этом достаточные для того, чтобы доносить до некоторой части своей аудитории интересную ей повестку дня и обсуждать различные новости в ключе «чем это может быть интересно русским?» , «как это касается русских?», «как это может повредить русским?», «как это может быть использовано русскими?»

Также подобные сми могут стимулировать дискуссии среди русских о том, что нас ждет в будущем, как к этому приготовиться, какие задачи стоит ставить перед собой и решать прямо сейчас, какие — поставить следующими на очереди, а какие — отложить до лучших времен.

В них же могут содержаться и культурно-исторические материалы — с целью просвещения собственной аудитории, — и реклама (желательно — дружественных бизнес-предприятий), и анонсы, приглашения на мероприятия дружественных общественных организаций и сообществ.

Пока что наилучший подобный пример из известных мне — «Спутник и Погром«. Остальные известные мне русские национальные сми (в основном представленные сайтами, блогами, группами в ВК) не достигли даже этого уровня. — Про большее я уже и не говорю.

Учитывая современный этап развития информационных технологий, начинаться эти сми могут с простых групп в социальных сетях, с блогов, сайтов, видеоканалов на youtube, открытых каналов и чатов в мессенджерах и т.д.

2. Каналы связи.

Желательно, это должны быть достаточно широко используемые и удобные каналы связи, которые при этом не мониторятся в свободном режиме условным «товарищем майором» и не предоставляют силовым органам РФ всю переписку/переговоры любого пользователя по первому требованию. При этом процесс связи с их помощью по возможности не должен быть чрезмерно громоздким, трудоёмким и требовать от каждого участника глубоких специальных знаний или навыков.

Пожалуй, этим условиям в той или иной мере удовлетворяют некоторые современные мессенджеры — вроде Telegram (в вопросе безопасности: в 1-ую очередь секретные чаты, а не обычные) или Signal.

В какой-то мере удобны широко распространенные социальные сети VK и Facebook — до тех пор, пока в них не говорится что-либо явно лишнее. Но на безопасность имеющейся в них переписки рассчитывать определенно не стоит.

Возможно, пригодятся также и зарубежные почтовые сервисы. — Вроде gmail.com.

В некоторых случаях достаточно удобными оказываются удаленные скайп-конференции (но опять же — стоит учитывать их НЕбезопасность от прослушивания).

Некоторые вопросы, — если это позволяют время, расстояние и другие факторы, — лучше обсуждать на живых встречах.

Отдельно оговорюсь: учитывая имеющиеся в сети сведения о разных мессенджерах, соц.сетях, средствах связи и сервисах, стоит учитывать вероятную или явную НЕбезопасность:

  • таких мессенджеров, как Viber и WhatsApp,
  • таких сервисов связи, как Skype,
  • таких соц.сетей, как VK, Facebook, Одноклассники,
  • таких почтовых сервисов, как Mail.ru и яндекс.почта.

… а также любых других средств и каналов связи, которые находятся в российской юрисдикции и/или как правило подчиняются требованиям властей РФ (вроде мобильных операторов РФ) в предоставлении информации о своих пользователях либо имеют собственную довольно жесткую цензуру (как Facebook).

p.s. Отдельно добавлю также, что выбор средств связи вам стоит соотносить с собственными потребностями в маскировке (см. часть 6) и тем, насколько по вашим оценкам вы можете быть потенциально интересны силовым органам и/или кому-либо ещё.

Одно дело, если вы — обычный добропорядочный, законопослушный гражданин, и не успели отметиться в каких-то нелегальных протестных акциях, другое — если вы гражданский активист, частый участник протестов, бывали неоднократно задержаны полицией и т.п., третье — если вы государственный чиновник высокого уровня, обладающий доступом к важной для внутренней политики информации или механизмам принятия решений. Каждая из этих и других возможных ситуаций диктует свои требования и разные подходы к выбору и степени маскировки своих общественно-политических взглядов и действий, а также к выбору каналов и средств связи.

Привлечение и учет интересов разных общественных групп

Сразу оговорюсь, эту идею я изначально позаимствовал у Михаила Ремизова из его ответа на вопрос «Как убедить истеблишмент сделать выбор в пользу русского, а не российского национализма?» (время отрывка на видео: примерно с 8.09 по 10.18).

В этом ответе Михаил Ремизов замечает, что нужно убедить политический истеблишмент сделать выбор в пользу русскости, не пропагандируя «измы».

Могу немного распространить его мысль и заметить, что для приобретения более многочисленных и влиятельных сторонников русским националистам следует научиться заинтересовывать и привлекать не только и м.б. не столько политический истеблишмент (и вероятно — не его в 1-ую очередь), сколько другие общественные группы, до которых предложения, идеи и учёт их интересов могут дойти быстрее и с большей вероятностью могут их привлечь, получить у них какой-то положительный отклик. Это могут быть владельцы малого и среднего бизнеса, наемные работники, студенты и другие подобные общественные группы, — хоть и на порядки менее влиятельные, чем политический истеблишмент РФ, но гораздо более многочисленные и гораздо более доступные для общения. Возможно, также стоит подумать о людях из среднего эшелона государственной бюрократии.

В последнюю очередь стоит обратить внимание на

  • пенсионеров (из-за их советской и/или россиянской культурной прошивки, из-за затруднённой коммуникаци с ними, из-за их социального консерватизма, недоверия к новому и общественно-политическим переменам в целом),
  • низовой уровень государственной бюрократии (как людей, мало что решающих),
  • национальные меньшинства и гастарбайтеров (поскольку их интересы в значительной мере противоречат интересам русских националистов).

Вопрос в том, как осуществлять подобное привлечение.

  •  Это можно осуществлять например, через учёт интересов этих групп в своих политических программах (хотя всех в одинаковой мере при этом всё равно учесть не удастся) — но это актуально разве что для политических партий, ориентированных на политику общественных движений и отдельных людей, собирающихся баллотироваться на выборах разных уровней;
  • через создание и поддержку общественных организаций, ориентированных на отстаивание интересов этих групп в публичном поле (защита прав бизнесменов, м.б. профсоюзы, градоустройство);
  • наконец, это может быть создание и деятельность непубличных сообществ, которые непосредственно направлены на достижение целей и отстаивание интересов людей из этих общественных групп (студенческих и гражданских клубов, кружков любителей какого-то занятия, например).

Культурная, просветительская, образовательная повестка

* Эта часть касается уже далеко не только русских националистов, но и всех сколь-нибудь сознательных русских в целом *

Общая мысль этой части выглядит просто:

Русским нужны свои книжные издания, художественные издания, качественные музыкальные группы любых стилей, фильмы, изобразительное искусство, графика, дизайн, новая поэзия, вменяемый художественный акционизм и т.д., и т.п., и мн.др. — в общем, всё, что относится к сферам культуры, искусства, образования, просвещения, непринуждённого общения, творчества и т.д. и что при всём этом не было в последние годы захвачено, задавлено, вытеснено, куплено или иным образом взято под контроль и позднее обезображено, изуродовано, опохаблено государственной сферой РФ с её художественными бюджетниками и их казённым патриотизмом, а также позднесоветской творческой «интеллигенцией», артистами, эстрадой, кои в значительной мере не интересуются, не любят или не понимают русских.

Если определённые проекты на этой почве уже возникают и начинают произрастать, — будь это фотопроект «Русская смерть», или издательство «Чёрная Сотня», или поэтический проект «Русская речь», делавшийся кое-кем из близких одному известному мне клубу людей, или ещё что-то, — нужно по возможности оказывать им всяческую поддержку: информационную, материальную, в качестве участников, в качестве аудитории, иную. В крайнем случае — не нужно им мешать.

[При этом о потугах к творчеству со стороны сознательно недружественых русским национальных меньшинств или представителей «новой исторической общности» (будь это «советские» или «россияне») РФ лучше просто скромно умалчивать и обходить их вниманием так, словно их и нет. ]

О том, что русским националистам делать НЕ стоит

Хотя данный пункт вряд ли столь очевиден и бесспорен, как предыдущие, но все же я пришел к нему после изучения истории далеко не одной общественно-политической организации и партии в РФ за последние 20-30 лет, так что его можно считать неоднократно проверенным на опыте наших неудачливых предшественников.

Отдельным особо ценным источником для меня в этой связи послужила недавняя книга А.Н. Севастьянова «Русское движение за 30 лет…», в которой изложены и проанализированы истории многих групп, общественно-политических движений и партий русских националистов, существовавших с 1985-ого по 2015-ый годы.

Часть излагаемых там и в других источниках ошибок и извлеченных мной из них уроков относятся не только к русским националистам, но могут быть интересны и для либералов, и для левых, — если они не являются сторонниками нынешней власти (а тем более, если являются или станут в будущем участниками протестных движений).

1. Полагаю, в РФ в ближайшие как минимум несколько лет (навскидку: до кончания следующего президентского срока Путина в 2024-ом году) русским националистам не стоит пытаться создавать и/или развивать

1) очередную политическую партию, основной целью существования которой предполагается участие и победа в выборах ради дальнейших предполагаемых политических реформ

(пример: Национально-Демократическая Партия, возглавляемая Константином Крыловым, и «Новая сила», организуемая Валерием Соловьём).

2) очередное общественно-политическое движение явно выраженной националистической направленности, основной сферой деятельности которого предполагаются публичные политические протестные акции против властей РФ

(примеры: ДПНИ и ЭПО «Русские»)

3) очередную публичную или полупубличную силовую организацию или группировку.

(примеры: НСО, возглавляемое Дмитрием Румянцевым, «Реструкт», возглавляемый Максимом Марцинкевичем).

2. Полагаю, рядовому русскому гражданину с национальным самосознанием не стоит принимать чересчур активного участия в деятельности подобных групп, организаций или партий, — особенно, если:

  • они не декларируют свои цели достаточно ясно,
  • или декларируемые цели не подразумевают каких-либо явных и четких путей достижения в исторически приемлемые сроки (скажем, ближайшие 5/ 10/ 15 лет),
  • или представители организации не говорят гражданину явно, какую роль он должен играть в их политической деятельности;
  • или представители организации предлагают гражданину только роль низового активиста, подразумеющую рутинные трудозатратные/времязатратные действия, — например, политическую агитацию: раздачу листовок, участие в пикетах и иных акциях протеста, расклейку плакатов и т.п.

1-ый пункт связан с тем, что:

1) партию практически наверняка не зарегистрируют (или зарегистрируют, но регистрацию вскоре отзовут или будут ставить преграды уже на этапах участия в выборах. — Вроде выбраковки подписей за выдвижение кандидатов);

2) общественно-политическую протестную организацию раньше или позже вероятно запретят, а её лидеров (и м.б. некоторых членов) подвергнут уголовному преследованию со всеми веселыми процедурами вроде обысков, арестов, угроз или шантажа близких и т.д. — Примерно то же, касается и силовой организации, — с той разницей, что на её активных участников с большей вероятностью соберут досье, и риск уголовного преследования в их случае выше.

В целом, в наше время попытка заняться какой-то легальной политической деятельностью в РФ в качестве партии/организации/силовой группы открытых русских националистов в расчете на получение политической власти — это игра с наперсточниками в наперстки. — Заранее известно, что вас будут пытаться обманывать достаточно преуспевшие в обмане и живущие обманом люди. — Заранее неизвестным остается только то, на каком конкретно этапе игры и посредством какого трюка вас решат обмануть. — Это может быть например этап сдачи документов в Министерство юстиции для регистрации партии или этап сдачи подписей в ЦИК для подачи списка кандидатов на выборы; для общественно-политической организации это может быть особо неудачная акция протеста или спорные публичные заявления её лидеров. Из трюков это может быть, скажем, черный пиар вашей организации за возникший казалось бы на ровном месте скандал или скандальчик (возникший при деятельном участии усердных пропагандистов нынешней власти или её активных сторонников, разумеется), может быть нападение на кого-либо из лидеров, активных участников вашей организации или вас самих, а затем — обвинение в инсценировке нападения, если оно не увенчалось успехом. Или уголовное дело по статье 282 за неосторожное публичное высказывание, в котором неожиданно посредством умелой лингвистической экспертизы нашли экстремизм. И так далее.

Возможно также, что на этапе подачи документов о регистрации партии вы просто не сможете удовлетворить какое-то из открыто обозначенных требований избирательного законодательства (например, о представительствах партии по регионам или количестве собранных подписей).

Создателям и руководству первых открытых общественно-политических организаций и партий в лоне русского национализма в 90-ые и 00-ые годы эти «партийные» и «организационные» пути к власти через большую публичную политику наверняка представлялись наиболее прямыми и простыми. — Вы регистрируете партию, набираете себе сторонников и рядовых активистов за счет агитации, пытаетесь получить поддержку и пожертвования населения, участвуете на каких-то местных выборах (м.б. даже получаете какой-то положительный результат), ищете спонсоров — сначала маленьких, а потом — покрупнее, — набираетесь политического опыта, расширяете агитацию, набираете еще больше сторонников и участников, участвуете в региональных выборах, потом — в федеральных и т.д.

Проблема в том, что власти РФ не собираются предоставлять политическим партиям и общественным организациям равные или хотя бы просто честные конкурентные возможности для участия в политической жизни. На каком-то этапе игры у вашей организации, — даже если вы пока что соблюдаете избирательное законодательство, — скорее всего начнутся проблемы, и ваши дальнейшие политические перспективы окажутся под большим вопросом. Когда же это произойдет, наверняка далеко не все ваши сторонники, члены партии, спонсоры, активисты и просто поддержавшие вас обычные граждане пожелают продолжать вкладывать свои ресурсы в проект с теперь уже сомнительными перспективами. Т.о., проект скорее всего раньше или позже переживет отток участников и ресурсов и, — даже если продолжит существовать в какой-то форме, — вряд ли когда-либо увидит второй значительный подъем хотя бы до уровня предыдущего своего расцвета. О большем я уже и не говорю.

______________________________

2-ой пункт тесно связан с первым, но касается конкретно рядового гражданина, степени и характера его участия в политической жизни РФ.

В целом, насколько я смог составить для себя представление после краткого ознакомления с новейшей политической историей РФ начиная с 90-х годов и до наших дней, относительная искусность властей этого государства в утилизации протестного потенциала и усилий оппозиционно настроенных граждан состоит в том, что прямому открытому и явно выраженному давлению и устранению — убийствам, угрозам, физическим расправам, уголовному преследованию и т.п. — подвергается явное меньшинство рядовых участников и руководителей протестных общественно-политических организаций и партий (хотя такие случаи периодически бывают, и в прессе они освещаются достаточно, чтобы попасть в поле общественного внимания).

Протестный потенциал большинства остальных участников политической жизни в РФ утилизируется за счет того, что сами эти оппозиционные организации и партии (роль которых по идее и должна была бы заключаться в координации и объединении усилий протестно настроенных граждан ради каких-то политических целей) или прямо запрещаются, или то там, то здесь встречаются с различными законодательными ограничениями (например, при отказе в регистрации партии в Минюсте под предлогом проблем с документами), или испытывают на себе черный пиар от представителей проправительственной пропаганды, или какое-либо иное подобное ловкое движение руками.

Рядовые участники, сторонники, спонсоры и союзники подобных организаций и партий становятся явными свидетелями того, как эти организации сталкиваются с проблемами и преградами со стороны властей, после чего их дальнейшие перспективы оказываются довольно туманными и сомнительными, а значительное число потенциальных сторонников начинают задаваться вопросами, стоит ли с учетом осложнившихся обстоятельств продолжать вкладывать какие-то ресурсы и усилия в деятельность этих организаций в дополнение к тем, которые уже были вложены ранее, если все они в одночасье могут быть похоронены запретом, отказом в регистрации или иным радикальным действием властей, на которое у организации не найдется адекватного ответа. — На этапе подобного кризиса организации нередко испытывают расколы, распады, переформатирования или просто значительный отток разочаровывающихся участников, которые после этого не особенно спешат продолжать участвовать в политической деятельности, уже потратив на неё свои драгоценные ресурсы (время, деньги, труд и так далее) в том или ином объеме и не получив заметной положительной отдачи.

Еще один из трюков со стороны властей состоит в том, что по крайней мере некоторые оппозиционные организации в политическом поле РФ напрямую служат индикаторами протестной активности населения, спойлерами и утилизаторами протестного потенциала, а их лидеры с большой долей вероятности являются политическими провокаторами: добровольно или нет, осознавая эту свою роль и играя ее намеренно или нет. Такими лидерами в свое время являлись и возможно еще будут являться в ближайшем будущем например Эдуард Савенко-Лимонов, (возможно) Дмитрий Демушкин, а также возглавлявшиеся ими организации соответственно: НБП и ЭПО «Русские», которые в свое время были просто запрещены. Также на роль провокатора подобного годится Вячеслав Мальцев.

— Некоторых подобных людей и их организации власти могут использовать для таких целей (выявление экстремистов, поиск и отслеживание радикально настроенной части протестующих, утилизация протестного потенциала путём запрета организации) открыто и в согласовании с ними — как Лимонова, скорее всего, — а некоторых других — без согласования с ними, как Дёмушкина (вероятно).

Соответственно, для рядового гражданина возникает проблема четкого ориентирования в политическом поле и надежного определения того, не участвует/ не собирается ли он участвовать в явной организации-спойлере под руководством очередного провокатора или же в организации, для которой пока ещё только готовится такая роль.

Кроме того, еще одна из заметных проблем участия в общественно-политических организациях для рядового гражданина состоит в том, что большинству участников они могут предложить (во всяком случае, на начальном этапе участия) разве что роль низового активиста, «пехоты протеста» с соответствующими задачами рутинной агитации: расклеиванием и раздачей агит. материалов, участием в пикетах, митингах, маршах и иных подобных акциях протеста.

В случае обострения политической обстановки в стране эта роль может трансформироваться в роль «пехоты революции», выгодоприобретателями от которой могут оказаться совершенно другие политические силы и группы людей, никак не учитывающие интересы этих рядовых протестующих.

В легальной же «парламентской политике», — если в РФ вообще возможно так называть эту имитацию бурной деятельности, — также присутствуют несколько долговременных и постоянно действующих партий помимо ЕР, роль которых состоит в т.ч. в имитации политической оппозиции (яркий пример такой старой проверенной партии парламентских провокаторов — ЛДПР во главе с бессменным демагогом Жириновским), а также некоторые партии, возникающие на этом поле для исполнения этой роли незадолго до выборов и также быстро исчезающие после выборов, как показала последняя избирательная кампания.

Все вышеописанные соображения и приводят меня к выводу, что участие рядового гражданина в политических партиях (помимо 4 основных существующих партий РФ) или общественно-политических организациях, — особенно протестной направленности, — в ближайшие годы продолжит оставаться предприятием с очень сомнительными перспективами на положительные результаты.

В связи с чем я предлагаю прочитавшим это поберечь свои драгоценные ресурсы и воздержаться от подобного рода участия в политической жизни РФ, — особенно если они не намерены строить карьеру в качестве политиков или общественных деятелей.

На этом месте вы можете спросить меня: «Что же вместо всех этих столь важных видов объединений предлагается?» — На этот вопрос я отвечу вам в следующей, заключительной части этой серии заметок.

Квазидиаспора

*Скорее всего, это будет завершающая и обобщающая часть из моей небольшой серии записей о том, какие есть возможности у русских националистов в нынешних общественно-политических условиях РФ, какие из них стоило бы (на мой взгляд) предпочесть другим, кому именно предпочесть и почему. Для удобства читателей я разделю её на несколько частей, — иначе она получится излишне объемной.*

В предыдущих записях я достаточно подробно останавливался на некоторых из таких возможностей, из списка которых для себя может сделать выбор тот или иной человек: эмиграции обычной и внутренней, протесте в легальном поле, участии в общественных организациях, предпринимательстве, создании и поддержке русских национальных сми, инфильтрации, культурных проектах и т.д.

Некоторым возможностям, которые мне кажутся достаточно очевидными и желательными для обычного русского человека и гражданина (вроде построения карьеры, создания семьи, получения дополительного образования и самообразования), — а значит и для русского националиста в частности, — я не уделял какого-то отдельного, специального внимания.

Теперь стоит остановиться отдельно на том, какой формат стоило бы (на мой взгляд) выбрать русскому национальному движению в целом и большинству его участников в частности на ближайшие годы, — если они рассчитывают на какое-то постепенное развитие, а не топтание на месте, хождение по кругу, периодическое битьё головой в железобетонную стену в надежде её однажды невообразимым образом пробить или просто на чудесное крушение режима в один прекрасный момент, который произойдёт неизвестно-когда и неизвестно-чьими усилиями.

Как я уже писал ранее, форматы политической партии и публичной общественно-политической организации скорее всего в ближайшие годы окажутся проигрышными или малоперспективными (см. печальный опыт предшественников за последние 20-25 лет):

— партию либо не зарегистрируют, либо — даже в случае успешной регистрации — будут чинить ей достаточные преграды для того, чтобы она не заняла нишу даже какой-нибудь карманной ЛДПР, СР или, прости господи, «Партии Роста»;

— непартийную общественно-политическую или силовую организацию, а также ее лидеров при удобном случае будут полоскать в подходящих для этого пропагандистских СМИ руками подходящих для этого деятелей, заводить на этих лидеров и других членов организации уголовные дела, (возможно, что и организовывать разбойные нападения на них), а при достаточно (не)удачно подвернувшемся поводе — просто запретят.

Про бесперспективность формата более радикальных организаций и группировок (вроде Шульц-88, Формат-18, НСО или БОРН) я даже не говорю. — Таких с большой степенью вероятности будут запрещать вскоре после того, как обнаружат и найдут малейший подходящий повод. Если даже доблестные органы не найдут повод, — организуют собственноручно или с помощью удобных для этого людей.

Кроме запрета самой подобной организации по крайней мере некоторые её участники наверняка столкнутся с уголовным преследованием и посадками (а в худших случаях — с убийством или калечением кого-либо из участников) либо будут вынуждены покинуть страну для избежания такого преследования. Большинство же активных и постоянных участников такой организации наверняка привлекут внимание органов и попадут к ним на карандаш на будущее.

Про сопровождающие процесс над такой организацией огласку и осуждение в ряде удобных для этого СМИ я даже и не говорю.

Соответственно, какой формат объединения русским националистам в нынешних общественно-политических условиях РФ имело бы смысл выбрать вместо перечисленных выше, если они рассчитывают на какое-то развитие в ближайшие годы? — На какое-то увеличение возможностей, влияния, власти, информационных ресурсов, количества денег, количества членов и сторонников внутри самой РФ… на увеличение количества успешно осуществленных проектов и так далее?

— Полагаю, это должен быть формат, близкий к тому, что принято называть диаспорой (от греческого διασπορά — «рассеяние»). При этом подобное объединение вряд ли можно будет назвать диаспорой в полном смысле этого слова, как оно употребляется обычно в русском языке. — Скорее всего, такое объединение русских националистов будет отличаться от обычной диаспоры по признакам, о которых будет сказано в следующих записях.

В этой связи я предпочел назвать этот предлагаемый мной формат объединения «квазидиаспорой»: как-бы-диаспорой, чем-то-вроде-диаспоры, чем-то-похожим-на-диаспору.

Далее я представлю свое видение этого формата объединения в целом, а также его достоинств, которые в наших условиях выгодно отличают квазидиаспору от политических партий, общественно-политических организаций и других форматов объединения русских в РФ.

Об общих чертах и достоинствах квазидиаспоры в текущих условиях РФ

Полагаю, квазидиаспора как формат объединения для русских националистов (а также для многих других русских, уже осознающих себя русскими, но пока еще — не националистами) в нынешней РФ — как-бы-диаспора, нечто-похожее-на-диаспору — содержит в себе следующие черты и удобна по следующим соображениям:

1) перспективы квазидиаспоры не обязательно связаны напрямую с успехом в избирательных процедурах (как у политических партий), — с которыми в РФ дело обстоит понятным образом;

2) её перспективы также не обязательно связаны напрямую и с публичной политикой в целом, и с открытыми общественно-политическими акциями в частности: митингами, пикетами, флешмобами, маршами, демонстрациями, забастовками, информационными кампаниями и т.д. (как у публичных общественно-политических организаций), — с которыми в РФ всё также обстоит достаточно понятным образом: такие акции могут быть при необходимости запрещены, разогнаны или перенесены в другое место/ на другое время благодаря умелым манипуляциям властей, а также могут быть замолчаны, проигнорированы или оболганы, поданы в совершенно ином ключе сотрудниками проправительственной пропаганды в РФ;

Примечание: при этом квазидиаспора вполне открыто может включать в свой состав членов и политических партий, и легальных общественно-политических организаций, — если их деятельность или цели не подразумевают и не наносят вреда русским в РФ (конечно, лучше, если они уже напрямую подразумевают и/или приносят пользу русским, но не считаю это обязательным) и если их участие в квазидиаспоре не наносит явный вред другим ее членам.

3) тем более, её перспективы не связаны* с тем, что относилось бы к деятельности к более радикальных, «более серьезных» организаций, ориентированных на силовые действия. [* — во всяком случае, не обязательно и не напрямую] ;

4) подобная квазидиаспора не обязана регистрироваться ни в каких государственных органах, а её участники и сторонники по умолчанию не обязаны никак декларировать ни в обществе, ни в государственных органах свою принадлежность к ней и свое участие в ее делах. Многие из них вообще не обязаны знать друг друга лично, быть в курсе дел соратников и т.д., чтобы объединение могло успешно существовать и продолжать свою деятельность даже в случае ареста или устранения части его членов;

5) подобная квазидиаспора не может быть так же легко запрещена, как политическая партия, общественная организация или силовая группировка, а все ее члены не могут быть так же легко вычислены и подвергнуты уголовному преследованию, как члены объединений этих 3 предыдущих форматов (особенно 3-его — силовой группировки), — потому что она не подразумевает какого-то формального членства, обязательного атрибута членства, а также списка участников. Не подразумевает она и обязательного знакомства, контактов, связи между всеми или даже большинством членов и сторонников, а также их общего участия в каких-либо противозаконных делах, которые могли бы послужить поводом для уголовного преследования всех или большинства участников;

6) в подобной квазидиаспоре есть место для людей с самыми разными родами занятий, потребностями, проектами, идеями, — для предпринимателей, наемных работников, людей творчества, общественных активистов, работников государственного сектора, публицистов, журналистов и т.д., — словом, для всех тех, кто мог бы находить среди других участников и сторонников квазидиаспоры помощь в осуществлении идей, проектов, улучшении своих возможностей: помощь знаниями, услугами, скидками, нужной информацией, помощь в трудоустройстве и мн.др. — наконец, просто дружескую компанию для подходящего времяпрепровождения на досуге;

7) подобная русская квазидиаспора может быть в достаточной мере открыта для многих. Её участниками могут быть люди

  • разной религиозной принадлежности (во всяком случае атеисты, представители разных христианских конфессий, а также других религий и культов, но вряд ли — мусульмане, иудеи и маловероятно — католики),
  • разных политических взглядов на то, как должно быть устроено русское национальное государство: и социал-демократы, и либералы (в хорошем смысле слова), и консервативные правые, и др.,
  • разного положения в обществе и рода занятий,
  • разных взглядов на то, как русские должны добиваться в нынешнем государстве РФ для себя политической субъектности, признания и учета своих интересов со стороны властей РФ и т.д.

Все эти различия по умолчанию не должны в общем случае стать помехами для того, чтобы члены квазидиаспоры могли делать вместе что-то полезное для себя и для других русских;

8) квазидиаспора в своем существовании ориентирована в первую очередь на взаимопомощь, взаимовыручку, преуспевание, благосостояние, обогащение, продвижение по карьерной лестнице и осуществление иных положительных целей и проектов собственных членов, сторонников и сочувствующих им русских, которые принимают участие в её деятельности. — В том числе, в самое ближайшее время.

По умолчанию, у квазидиаспоры как объединения нет ориентации только на долгосрочную (и довольно призрачную) выгоду в отдаленном будущем для всех или большинства русских только при определенных условиях, как у политической партии или общественно-политической организации в РФ, нацеленных на масштабное переобустройство частей государственного механизма только после заполучения массивных рычагов власти (или хотя бы просто прохождения в законодательные органы) и только потом могущих осуществить свои планы по защите и продвижению русских интересов, — а поэтому практически не имещих возможностей принести для конкретной группы русских людей непосредственную пользу здесь и сейчас/ завтра/ через неделю/ через месяц/ через год;

9) квазидиаспора не подразумевает жесткой иерархической структуры, на вершине которой располагался бы один человек или узкая группа людей, принимающих ключевые обязательные к исполнению для ее членов решения о дальнейших действиях (или бездействии), как это бывает в политических партиях и общественных организациях. По этой причине она должна быть менее уязвима к организационному параличу, к управленческим кризисам, которые возникают в случаях убийства/ уголовного преследования/ шантажа/ давления/ подкупа/ запугивания лидеров организаций и партий со стороны властей, силовых органов или подчиненных им преступных группировок, а также в случаях, когда лидеры организаций начинают сомневаться в целесообразности своих начинаний, устают от своей общественной деятельности и ее малых результатов или же начинают злоупотреблять своим положением и полномочиями в организациях.

Конечно, с течением времени в таком сообществе скорее всего выделятся более авторитетные, заслуженные, влиятельные, состоятельные члены, которые наверняка сосредоточат в своих руках значительную часть ресурсов. — Нечто вроде «внутреннего круга» диаспоры.

____________________________________

Читатель может спросить: из кого могла бы образоваться и состоять такая квазидиаспора? Кем могли бы быть ее члены?

— Я полагаю, что подобную русскую квазидиаспору могут образовать как раз-таки русские националисты, став ее ядром. — Как те из нас, кто принимал когда-либо участие в деятельности русских националистических или иных партий и общественно-политических организаций, так и непартийные, и даже практически аполитичные. Как те, кто является русским националистом достаточно давно, так и совсем недавно определившиеся со своими взглядами и ставшие националистами. А также люди, лишь частично разделяющие наши взгляды, убеждения, но при этом считающие выгодным сотрудничать с нами и помогать нам.

За последние 20-25 лет русских националистических партий, общественных организаций и иных объединений сменилось множество. Если даже их лидеры и публичные деятели были уголовно преследуемы, или оболганы в сми, или стали злоупотреблять своим положением, или испытали разочарование в своей деятельности, прекратили свое участие в политике и общественных делах, то многие другие бывшие члены, участники и сторонники подобных организаций и партий продолжают проживать в России и являются потенциальной базой для подобной квазидиаспоры. Кроме того, нынешние общественно-политические условия в РФ (а также усилия некоторых наших соратников и противников) в достаточной мере способствуют тому, чтобы некоторые граждане, наблюдая происходящее в этой стране и вне её, осознавали себя русскими националистами, а не россиянами, коммунистами, путинистами или кем-нибудь еще.

Кроме того, к подобной квазидиаспоре раньше или позже могут присоединиться и другие сознательные русские, — т.е. уже осознающие себя русскими, но (пока еще) не считающие себя националистами, — и пока еще несознательные русские (считающие себя коммунистами, россиянами, безродными космополитами — кем угодно), — когда и если увидят в участии в таком сообществе для себя и/или для своих сограждан перспективы и выгоды и/или пожелают присоединиться по идейным и/или прагматическим соображениям, но при этом не пожелавшие примкнуть к другим организациям, партиям, объединениям в политическом поле РФ либо примкнувшие, но не удовлетворенные участием в них в полной мере.

____________________________________

Как может быть устроена такая квазидиаспора?

Полагаю, в начале своего существования она может вполне оставаться и существовать в качестве аморфного, нечеткого образования: в ее составе могут возникать и умирать как отдельные люди, так и целые сообщества самых разных форматов: партии, общественно-политические организации и движения, некоммерческие организации, гуманитарные проекты, благотворительные фонды, сообщества по интересам и хобби, проекты в сфере культуры и искусства, творческие группы и т.д.

У нее могут быть свои информационные порталы и издания, свои публичные деятели и «говорящие головы».

Со временем в её составе может и вероятно будет происходить некое организационное упорядочивание: могут образоваться и свои авторитеты, и свои лидеры. — Люди, чье мнение по различным вопросам повестки дня будет иметь для остальных участников больший вес, чем мнения большинства других членов. Часть из таких людей вероятно раньше или позже будет вовлечена в принятие решений, влиящих на жизнь такой квазидиаспоры как целого или же большинства её членов. К этому моменту в ней может возникнуть некоторый род иерархии.

____________________________________

В какие проблемы сейчас упирается возникновение подобной квазидиаспоры? — Из очевидного:

  • Полагаю, на данный момент не хватает площадок для общения, сотрудничества, создания и воплощения совместных проектов и просто более тесного знакомства и совместного времяпрепровождения и образования связей между потенциальными членами такой квазидиаспоры: как виртуальных площадок, так и реальных. Те же площадки, которые уже есть (в основном, это обсуждения вокруг разных информационных изданий в социальных сетях), пользуются на данный момент не очень большим спросом и не всегда ведут к чему-то большему, чем просто обсуждения в сети.
  • Кроме того, значительная часть и русских националистов, и сознательных русских в целом не привыкла к таким сообществам и таким форматам объединения, и по-прежнему мыслит в форматах «давайте сделаем партию/ общественную организацию/ силовую группу — будем участвовать в выборах/организуем большой протест/ сделаем силовую организацию, устроим революцию или захватим власть в ходе революции, если её кто-то организует до нас». Диаспора для русских — не очень привычный формат, — тем более в их основной стране проживания, которую многие из них по недоразумению пока еще считают своей.

Однако со временем эта ситуация вполне поправима, полагаю.

Обычные диаспоры и квазидиаспора русских: сходства и различия

В чем сходства и различия очерченного в последних записях образа квазидиаспоры (а также нынешнего положения русских в РФ в целом) от диаспор обыкновенных (в той же РФ)?

Заимствуя определение из учебника по социологии, диаспорой можно назвать часть народа, проживающую вне страны своего происхождения, образующую сплочённые и устойчивые этнические группы в стране проживания, и имеющую социальные институты для поддержания и развития своей идентичности и общности.

Однако для подавляющего большинства русских, проживающих в РФ, страной происхождения является либо собственно РФ, либо какая-то из республик в составе предшествовавшего ей СССР (в 1-ую очередь, РСФСР, но также и другие республики). Кроме того, русские на данный момент не образуют каких-либо устойчивых и сплоченных этнических групп в этой стране. С социальными институтами, которые работали бы на поддержание и развитие своей национальной идентичности и общности, пока что тоже имеются заметные проблемы.

Это существенно отличает русских в РФ от тех же армян, азербайджанцев, грузин и других народов , у которых есть свои страны происхождения и компактного проживания, отличные от РФ, есть и социальные институты для сохранения своей идентичности в РФ, есть предпосылки к сплочению в РФ на основе общего этнического происхождения и национальной принадлежности, а также есть свои чёткие отличия в самоидентификации от основной массы населения.

Кроме того, у этих диаспор, а также у некоторых малых коренных народов на территории РФ, — в отличие от русских, — есть в достаточном количестве богатые, влиятельные и высокопоставленные люди (либо в самой РФ, либо в других государствах на пространстве т.н. СНГ, с которыми РФ поддерживает достаточно тесные дипломатические отношения), которые лоббировали бы интересы своих народов и прикрывали бы при необходимости их представителей от уголовного преследования и иных притеснений со стороны государственных властей РФ.

Тем не менее, сходство русских в РФ с положениями различных диаспор как в РФ, так в других государствах, состоит в том, что нынешнее государство РФ не делает ставку на русских — ни только, ни в первую очередь, ни по преимуществу — как на государствообразующий народ.

Вместо этого русских по унаследованной от СССР традиции национальной политики пытаются использовать в качестве цемента для остальных активно пестуемых и выращиваемых малых народов, которые этим цементом и пытаются скреплять [И в этом невыгодное и незавидное положение русских в РФ уникально]. — Вероятно, в попытке соорудить из всех этих строительных материалов некую новую искусственную нацию «россиян» вместо создававшейся ранее столь же искусственной нации «советских людей». — В этом положение русских в РФ пожалуй даже проигрышно по сранению с положением коренных малых народов и национальных меньшинств с их диаспорами, для которых власти РФ не создают подобных препятствий в поддержании и развитии своих общностей и идентичностей, прикладывая гораздо меньше усилий для создания из них «россиян» и оставляя им возможности для сопротивления этой национальной политике.

Уже по такой национальной политике (а также по политике в других социальных сферах: миграции, демографии, труда и т.д.) можно уверенно сказать: РФ не является государством русских и для русских. Оно существует не в русских интересах… во всяком случае, далеко не в 1-ую очередь и не специально в них, а лишь постольку, поскольку к еще более недружественному обращению у русского населения возникло бы и еще больше неудобных вопросов, и больше возражений, чем уже возникает сейчас.

Другое существенное отличие русских от диаспор национальных меньшинств на территории РФ состоит в том, что русский народ до сих пор — несмотря на всю недружественную национальную, миграционную, демографическую и иную политику нынешней власти РФ — составляет в этом государстве большинство населения. При этом большинство этнических русских либо не осознает себя русскими, либо начинает искать у себя другие национальные корни (половинки, четвертинки и другие дробные доли), считая себя нерусскими/ не-вполне-русскими, либо не придает такого значения своей национальной принадлежности к русским, которое могло бы послужить для явного обособления от других народов и объединения вместе с представителями своего народа на основе общей национальной, языковой и культурной принадлежности.

Иначе говоря, сознательных русских в целом и русских националистов в частности среди просто этнических («несознательных») русских в РФ — явное меньшинство. При этом они не сосредоточены в одном регионе или городе, а рассеяны по стране (также встречаются и за рубежом). В этом — ещё одно важное отличие сознательных русских от диаспор национальных меньшинств: сознательные русские находятся в полу-дружественной среде, в этнически и культурно близком им окружении, тогда как национальные меньшинства, образующие диаспоры, — в этнически и культурно удалённом от них окружени, в целом не особенно дружественном к ним.

__________________________________________

В связи с изложенными выше соображениями о сходствах и различиях с нац.меньшинствами, общим основанием для объединения сознательных русских в квазидиаспору/ присоединения к квазидиаспоре в РФ вряд ли в ближайшее время может стать только лишь общее этническое происхождение: по вышеуказанной причине недостатка чувства национальной общности и общей невраждебности их окружения.

Во всяком случае, только одного общего этнического происхождения пока что оказывается недостаточно. Само же оно в большинстве случаев является скорее необходимой предпосылкой, но никак не единственным достаточным условием.

Требуются еще и другие основания, факторы для объединения в квазидиаспору. — Желательно наличие по крайней мере некоторых из них:

  • чувство национальной общности, национализм как любовь, внимание, учет интересов в 1-ую очередь своего народа, а не патриотизм как любовь и внимание, учет интересов в 1-ую очередь этой страны, государства — патриотизм к РФ, которому сейчас подвержены многие русские или даже большинство их,
  • общий культурный фон и контекст,
  • (хотя бы некоторые) сходные общественно-политические ценности и представления о том, как должно и как не должно быть устроено русское национальное государство
  • отсутствие принципиально недружественной к русским религиозной принадлежности или же такой, которая связана с лояльностью чуждым, нерусским религиозно-политическим центрам (ислам, католичество, некоторые современные секты).

Пожалуй, еще одним важным объединяющим фактором для русской квазидиаспоры могли бы стать общие материальные и политические цели, ценности и интересы ее членов: процветание и усиление как русского народа в целом, так и его отдельных представителей (в 1-ую очередь, членов квазидиаспоры) — в частности.

В предельном случае эти интересы можно выразить так: власть, деньги, собственность, культурное влияние в русском государстве должны в 1-ую очередь и по преимуществу принадлежать русским; всем остальным коренным народам — по остаточному принципу. Права и свободы — можно в равной мере.

Заключение: перспективы и проблемы, связанные с созданием русской квазидиаспоры в текущих условиях РФ. Идея гражданского общества

До сих пор сознательным русским не удалось создать на территории РФ большого, влиятельного и долговременного сообщества, которое могло бы заметным положительным образом воздействовать на политику нынешней власти этого государства во всем, что относится к русским интересам.

Полагаю, это связано с тем, что начиная примерно с конца СССР и до сих пор сознательные русские пытались собраться в подавляющем большинстве случаев вокруг

  • либо политических партий — с надеждой на участие в публичной легальной политике в обозримом будущем и продвижения своих интересов через избираемые политические органы,
  • либо публичных общественно-политических организаций — с надеждой воздействия, влияния на власти, переговоров с властями с помощью «уличной» легитимной политики, не связанной прямо с кабинетами и выборами: протестов, митингов, пикетов, забастовок, маршей, лозунгов, информационных кампаний и т.д.,
  • либо силовых организаций, рассчитанных на возникновение в стране критически нестабильных политических условий, в которых организованная небольшая вооруженная и дисциплинированная группа людей способна перехватить власть или у тех, у кого она есть сейчас, или у конкурирующей группы, уже устроившей государственный переворот/революцию.

Все эти пути ранее не раз демонстрировали свою несостоятельность за последние 20-25 лет.

Это не может не подтолкнуть к идее найти и опробовать другой путь для развития русского национального движения, не завязанный на публичную политику, — во всяком случае, на первых порах и не по преимуществу на нее. В качестве такого пути я рассматриваю создание и развитие большого и влиятельного русского сообщества, которое по своим чертам имело бы некоторые сходства с диаспорой, о чем я писал в предыдущих материалах. — Политическая партия, или большая общественно-политическая организация, или харизматичный общественно-политический деятель, лидер, могут потребоваться этому движению как инструменты для достижения определенных целей… но гораздо позже и явно не при нынешних условиях, когда эти инструменты вряд ли получится развить и использовать в достаточной мере для достижения каких-то видимых результатов.

Самая существенная проблема для такого сообщества состоит в том, что раньше или позже представители нынешней власти РФ с большой долей вероятности заметят это сообщество, трезво оценят для себя риски, связанные с ростом и развитием такого сообщества, и постараются изыскать средства и подходящие поводы для борьбы с ним, его подавления и в конечном счете — разгрома — посредством имеющихся у них в распоряжении инструментов: силовых органов и многочисленных каналов пропаганды.

Что в этой связи может сделать сообщество для предупреждения такого сценария? — Давать как можно меньше поводов для такого подавления и разгрома (и информационных поводов, и юридических), привлекать к себе поменьше внимания представителей власти, а также, — по возможности, — не делать громких резких заявлений (выпадов, угроз, обвинений) в адрес представителей нынешней власти… во всяком случае, — публично, в явной и серьезной форме. Т.е. в общем и целом — производить впечатление мирных, спокойных обычных граждан, лояльных или равнодушных к нынешней власти.

Наконец, возможной и желательной предупредительной мерой мне представляется также поиск сторонников, людей, готовых к сотрудничеству, среди представителей нынешней власти самых разных уровней, а также возможных покровителей из нее (вопрос в том, на каких условиях и ради каких целей). — Возможно, сознательные русские раньше или позже смогут убедить часть представителей политической и экономической элиты РФ в перспективности русского национализма и последовательного отстаивания русских интересов как государственного политического курса. — Подробнее: см. соответствующие части про инфильтрацию и учет интересов.

____________________________________

Какие проблемы стоят при формировании такого сообщества сейчас?

Во-первых, в русском национальном движении на данный момент отсутствует общее понимание и консенсус насчет того, какой вектор развития это движение должно выбрать: с каких задач и действий начать, на что сделать основной упор сейчас, а какие задачи оставить на потом:

— Некоторые представители национального движения продолжают раздумывать над «извечным» русским вопросом «Что делать?»;

— другие продолжали до недавнего времени… или даже все еще продолжают пытаться в нынешних условиях что-то сделать в поле публичной политики, возобновляя попытки создать, зарегистрировать и продвигать русскую национальную партию или от собственного лица принять участие в деятельности других имеющихся партий. — То же самое касается и общественно-политических движений.

Отдельно хочу заметить: помимо честных людей, питающих разные надежды о перспективах такой деятельности, в русском национальном движении с заметной долей вероятности присутствуют и некоторые настоящие провокаторы, целью которых является намеренный сбор протестно настроенных людей вокруг себя, их учёт и организованная растрата их времени, усилий и собранных пожертвований на практически бесполезную общественно-политическую деятельность (с возможными дальнейшими посадками или без них — тут уж как получится).

Во-вторых, можно заметить, что русское национальное движение на данный момент находится в условиях, напоминающих замкнутый круг:

— Ему не хватает людей для динамичного развития и воплощения разных перспективных и результативных проектов (в сфере сми, общественной активности, в бизнесе, в культурной плоскости и т.д.);

— Ему не хватает перспективных проектов и возможностей для привлечения новых людей, которые видели бы для себя непосредственную или возможную пользу и хотели принять участие в таких проектах.

Полагаю, в таких условиях представители русского национального движения должны методом проб и ошибок найти какие-то проекты, начинания, малые сообщества и объединения, которые могли бы послужить точками и линиями роста и кристаллизации большого русского сообщества-квазидиаспоры.

____________________________________

Если же развитие подобного сообщества все-таки по разным причинам не состоится при нынешней власти РФ или будет ею пресечено на каком-либо этапе, то сознательным русским, вероятно, придется повременить с активным участием в общественно-политической жизни и укреплением своего положения в РФ в качестве национального движения, — будь то в формате политической партии, или общественно-политической организации, или квазидиаспоры, или еще каком-либо, — до тех пор, пока курс нынешней власти не изменится и не откроет новые возможности (например, в результате смены поколений и отхода от дел нынешней позднесоветской по своему генезису и образу действий политической элиты), и/или пока не изменится ее состав — правящий класс, и/или пока сама эта власть не ослабнет настолько, что уже больше не сможет сдерживать развитие русского национального движения.

____________________________________

Идея русского гражданского общества как альтернатива идее квазидиаспоры.

Недавно я нашел в сети 2 публикации, в которых проговаривались мысли, сходные с моими (вот первая , а вот и вторая), но вместо идеи квазидиаспоры подавалась другая, хотя и в значительной мере сходная, — которая в будущем также может оказаться рабочей и даже одержать верх. — В них говорилось о необходимости формирования русского гражданского общества, параллельного государству и в значительной мере независимого от государства. — На стадии зрелости такое общество могло бы оказывать заметное давление на государство, влияние на принимаемые им решения, вести собственную культурную, экономическую и общественно-политическую деятельность в самых разных сферах. [В конечном счёте, в стадии зрелости часть выдающихся его представителей, — как и в случае квазидиаспоры, — могли бы побороться за верховную власть в государстве любыми возможными способами, на которые найдётся достаточно ресурсов.]

Оттенок различия идеи гражданского общества от идеи квазидиаспоры могу провести в том, что квазидиаспора подразумевает

  • бОльшую закрытость, меньшее вовлечение широких слоёв населения (во всяком случае, на ранних этапах существования самой квазидиаспоры), но большее — своих членов,
  • более тесную сплоченнось среди своих, больше критериев, которые объединяли бы членов такого сообщества
  • (вероятно) бОльшую иерархичность а также организованность по сравнению с гражданским обществом.

Соответственно, гражданское общество может оказаться более мобилизующим для широких слоёв населения, более открытым к взаимодействию с другими общественно-политическими силами (вроде вменяемой части либералов и левых), более публичным в целом и более простым-и-понятным для русских, чем квазидиаспора.

Как бы то ни было, время покажет, какой из этих форматов окажется более понятным для сознательных русских, принятым на вооружение большинством из них, и какой они попытаются воплотить в жизнь…

… а возможно, русским даже удастся создать некий жизнеспособный, успешный синтез этих двух форматов построения большого дееспособного русского сообщества.

P.S.

Дочитав до этого места, вы можете спросить: «Что дальше?» Что следует послет того, как сформируется эта квазидиаспора/ русское гражданское общество?

На это могу ответить, что дальше следует этап развития сообщества, который трудно в деталях предвосхитить и подробно описать из нынешней перспективы. В целом, это должно быть расширение и укрепление влияния такого русского сообщества, связанное в т.ч. с сотрудничеством с некоторыми представителями общественно-политической элиты РФ. По возможности, без привлечения внимания и прямого столкновения с враждебной русским националистам частью политической элиты, у которой власть в РФ находится сейчас: бывших и действующих позднесоветских номенклатурщиков, партийцев и спецслужбистов.

В конечном итоге такое развитие должно завершиться заполучением верховной общественно-политической власти либо кем-то изнутри части общественно-политической элиты, симпатизирующей русским националистам, нашим целям и ценностям, нашему видению будущего русских и России, либо кем-то из лиц, специально выдвинутых русским сообществом и/или представителями сотрудничающей с русскими частью элиты (желательно, по согласованию сторон) для заполучения верховной политической власти и проведения в жизнь политических мер, отвечающих интересам по возможности и русского народа в целом, и представителей политической элиты, которые окажут помощь в заполучении власти русским националистам.

Как конкретно произойдёт это заполучение власти (если произойдёт), — через победу на выборах и/или иной легальный переход полномочий? Или через… «иной поворот событий», скажем так? — Полагаю, в отдаленной перспективе возможен любой из вариантов. Выбор конкретного из них будет обусловлен наличными общественно-политическими условиями на тот момент, раскладом сил противодействующих сторон, возможностями удержания власти в случае её заполучения и другими факторами, которые в данный момент ещё нельзя предусмотреть. Для каждого из этих способов потребуются свои инструменты (например, для легального — политическая партия и/или явный политический лидер, публичное лицо русских националистов), которое ещё только потребуется создать либо развить к тому времени.

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail