Article

Бантустан имени Кадырова

500 views

Южноафриканский бантустан времен апартеида представлял собой примерно то, что сейчас происходит в Чечне. Дикие племена живут по своим древним законам и обычаям под управлением одетого в шкуры князька. Захотят – возьмут в жены 10 женщин, захотят – у костра попляшут, захотят – проведут обряд отрезания клитора у девочек и шрамирования у мальчиков.

Один нюанс – жить по своим диковатым для XX века обычаям африканцам было дозволено исключительно на территории бантустанов. Если же они решали переехать жить и работать в города под управлением белых – должны были неукоснительно следовать общепринятым в ЮАР европейским законам. Каждая выходка в стиле «джунгли зовут» имела для них самые серьезные последствия.

Аналоги бантустанов существуют во многих успешных странах.

В Штатах, не желающие интегрироваться и жить по законам васпов, индейцы (в XIX веке крайне напоминавшие по поведению чеченцев: набег ради набега) могут существовать в рамках резерваций, неплохо зарабатывая там на туризме и казино, оставаясь при этом верными своим традициям. Опять же, за пределами резервации закон обязывает их соблюдать нормы поведения ирландо-англосаксонского большинства.

Другой пример – афроамериканцы. Те из них, что чтут свои африканские корни, носят дреды, золотые цепи до пупа и не выпускают джойнт из зубов, могут рассчитывать лишь на два социальных лифта американской мечты – шоу-бизнес и спорт. По сути, шуты гороховые на потребу публике, несмотря на все свои кабриолеты с виллами. Большинство же просто тянет лямку бедности в расовых гетто.

Если же, африканец хочет реально чего-то добиться в Америке, тогда ему нужно полностью принять европейский менталитет и правила игры. В этом случае он может стать Кондолизой Райс, Бараком Обамой или выдающимся консервативным мыслителем Томасом Соуэллом (большим белым консерватором, чем многие его соратники).

Аналогичная ситуация сложилась в Бразилии – есть территория фавел, где можно не работать, танцевать весь день и торговать наркотиками, а есть районы, где нужно соблюдать законы и рамки приличия. Человек фавелы будет лузером до тех пор, пока не начнет играть по правилам португальских креолов, которые контролируют бразильскую политику, культуру и бизнес.

Вопрос в развитых странах мира стоит очень просто: либо социальные лифты и экономические блага в обмен на полную ассимиляцию, либо гетто, в котором вы можете практиковать вуду, многоженство, лезгинку, резать друг другу клиторы и крайнюю плоть.

В России же сложилась уникальная ситуация, когда представители советских бантустанов диктуют свою повестку титульной нации. Чеченцы не просто строят за счет федеральных налогов свое царство адата и шариата (значительно более исламистское, нежели независимая Ичкерия светского генерала Дудаева), но экспортируют свои дикие обычаи и средневековые порядки в остальные регионы России: свадьбы со стрельбой, драки с поножовщиной, силовой бизнес в стиле 90-х, радикальный ислам, замешанный на древних горских обычаях.

Первые лица Чечни и известные вайнахские спортсмены, не стесняясь, называют «трусом» и «петухом» лучшего русского бойца и президента федерации ММА, Федора Емельяненко за то, что он в корректной форме отметил нарушение регламента и правил безопасности в подведомственной ему дисциплине. Другие влиятельные чеченцы не открыто угрожали в соцсетях тем, кто поддержал Федора постом или хештегом.

Официальное лицо кавказского духовенства поддержал обычай эксцезии (обрезания клитора), который практикуют в ряде дагестанских горных селений.

Крупные медийные лица кавказского происхождения Маргарита Симоньян и Арам Габрелянов постоянно делают акцент на своей национальности, а на федеральные деньги решают свои диаспоральные интересы и борются с мифическим русским фашизмом, считая его главной угрозой российской многонациональности.

Российская бантустанизация – несомненное наследие советского прошлого. СССР был неправильной империей, в которой национальные окраины кормились за счет русской метрополии, в то время как в нормальных империях именно метрополия высасывала ресурсы покоренных окраин.

Территориальный или социокультурный бантустан в приличных государствах – это своего рода резервация для тех, кто не хочет жить в поле юрисдикции, устоявшихся традиций, и норм поведения, определяемых титульной нацией.

Вы можете себе представить, чтобы темнокожая республиканка Кондолиза Райс пришла к президенту США в спортивных штанах и бейсболке или назвала петухом белого спортсмена, который закусился с африканским соперником?

Да и республиканец кубинского происхождения Марко Рубио, став президентом Штатов не будет использовать свое положение, чтобы отмазать кубинскую преступную группировку или тратить федеральные деньги на прокорм режима Кастро. А его позиция по мигрантам из стран Латинской Америки намного жестче, чем у англосаксонских коллег.

Налицо стратегический просчет российского высшего руководство, которое, проводя «чеченизацию» конфликта вместо европеизированной и светской части ичкерийского сообщества в лице, например, Бислана Гантамирова, который с самого начала воевал на стороне России сделали ставку на бывших боевиков и в обмен на лояльность дали зеленый свет на создание шариатского бантустана с самыми широкими полномочиями по всей стране.

Что бывает, когда бантустан окончательно выходит из гетто и захватывает власть, можно увидеть на примере ЮАР, в которой богатые буры отдали политику африканцам в обмен на сохранение ключевых постов в экономике. В результате они получили шокирующую преступность, тысячи убитых бурских фермеров и ВИЧ-инфицированного президента в шкуре леопарда, поющего: «Убей белого!». Ставка на малые народы и диаспоры в ущерб интересам титульной нации ничем хорошим для России не кончится.

Текст: Василий Моргенштерн

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail