Article

О флоте

444 views

По Гельсингфорсу молнией разошлось известие «В Петрограде восстание. Самодержавие низложено!». Матросы ликовали, не зная, что большинство из них не переживёт следующие четыре года, ликовали и финны, отныне отделённые от России. Не было слышно энтузиазма только в офицерских кают-компаниях. Там все, и старики-капитаны, преданные Престолу до смерти, и вольнолюбивые младшие офицеры явственно осознавали горький, но очевидный факт — войны проиграна, Балтика сдана, флот больше не будет воевать. Так мартовской ночью тихо и одиноко умирал старик, ему было 220 лет, а может и более, но тогда это мало кого волновало. Он был сыном величайшего человека, все дети которого скоро тоже умрут. Тот старик — великий Русский флот, который знали и алеуты на Аляске, и эфиопы в Абиссинии. Его проклинали в Вильгельмсхафене, боялись в Стамбуле и опасались в Триесте. Флот, бывавший во всех морях, что только известны свету, в ту ночь умер, тихо ушёл в небытие, чтобы раствориться в вечности.

Впервые русский флот прославил себя в Азовском походе в 1696 году. Этот год и считают годом рождения русского флота Нового времени. С тех пор плеяда русских побед протянулась более чем на 200 лет, впервые прервавшись в 1905 году, когда флот был фактически уничтожен, чтобы возродиться с новой силой. К началу Великой войны русский флот имел в своём составе и на стапелях 7 линкоров — 4 «балтийских» (тип «Севастополь») и 3 «черноморских» (тип «Императрица Мария»). Столько же имела Франция, да и весь русский флот был в общих чертах равен французскому (а где-то даже превосходил его). Первенство в мире занимала Британия, морскую гегемонию которой хотел попрать Вильгельм II (немцы имели 13 линейных кораблей в составе Флота Открытого моря, четыре из которых — тип «Нассау» — были уже довольно устаревшими и изначально несовершенными). Русский флот принято считать именно четвёртым флотом мира и третьим флотом Антанты, но это не совсем так. Россия до присоединения Крыма имела всего один флот — Балтийский. Из-за конфронтации с Оттоманской империей Россия обзавелась вторым флотом — Черноморским. Последний флот России, который она успела построить (Северный флот был близкой послевоенной перспективой) стал флот Тихоокеанский — памятник русско-американской дружбе и русской экспансии в Азии. И если Балтийский флот был третьим флотом Антанты на севере, то вот весь русский флот в общем справедливее называть третьим флотом мира, учитывая факт успешных действий Черноморского флота.

Как бы то ни было, русский флот никогда не был первым, и это отразилось в самом позиционировании каждого из наших флотов: Балтийский — флот обороны, игравший эту роль блестяще (до революции немцы, даже при численном превосходстве, так и не вошли в Рижский залив); Черноморский — флот нападения, бывший острием борьбы с Портой и готовившийся к становлению, как Средиземноморский флот; Тихоокеанский — флот колониальный, потакающий интересам русской экспансии в Китай и Корею (японскую Корею!), созданный для защиты интересов русского капитала, а не интересов самой России (угроза на востоке появилась только в 1900 году). И свои обязанности каждый из флотов выполнял хорошо. Немцы кусали локти у берегов Курляндии, а гидропланы Черноморского флота сбрасывали на Стамбул бомбы, окончательно прижав турок к гаваням.

 Линкор Балтийского флота «Полтава» (тип «Севастополь»). Первая Мировая война.
Линкор Балтийского флота «Полтава» (тип «Севастополь»). Первая Мировая война.

Этому всему пришёл конец с революцией, конец победам России на море, как, впрочем, и самой России. Временное правительство не смогло удержать флот от развала. Немцы прорвались в Рижский залив, а далее, через печально известный Моонзунд, прорвались и в Финский залив. Советское правительство оказалось в трудном положении. Матросы в Кронштадте превратились в толпу и «опору революции», но большая часть флота находилась в Ревеле (эскадренные миноносцы) и в Гельсингфорсе (броненосцы и линкоры). Фактически, «страна Советов», при потере этих кораблей, оказывалась беззащитной с моря: немцы продвигались к Николаеву и Крыму, существование Черноморского флота ставилось под вопрос, а с потерей кораблей на Балтике красные просто теряли море. В Гельсингфорсе уже начиналась Гражданская война, она же разгоралась и на Дону, немцы наступали на Эстляндию. В тяжёлых условиях появляется человек, спасший корабли и людей (ну очень сомнительно спасение, ну да ладно) — Алексей Михайлович Щастный, только летом 1917 ставший капитаном 1-го ранга. Всего он привёл в Кронштадт 236 кораблей, которые и оставались костяком советского флота до начала Холодной войны (да, «великий и могучий Советский Союз» так и не смог построить лучше того, что построила «лапотная Россия»). Только Щастный стал не героем государства и не лицом революции, а стал… первым человеком, казнённым в Советской России. После этого линия уничтожения людей, болеющих флотом, станет официальной политикой СССР по вопросам флота до середины 1970-х годов.

[cointent_lockedcontent]

Линейный корабль Черноморского флота «Императрица Мария» (одноимённого типа). 1916 год.
Линейный корабль Черноморского флота «Императрица Мария» (одноимённого типа). 1916 год.

Всей сутью красного флота в противостояниях Гражданской войны стало повсеместное получение оплеух от флотов капиталистов (исключение составляет операция по подавлению восстания форта «Красная горка», сдавшегося до прихода подмоги). В 1920 году весь Черноморский флот (а точнее то, что от него осталось) ушёл в Константинополь, а потом в Бизерту, где и закончил свой путь. К 1922 году советская власть установилась на всей территории России. Отношение власти к флоту — колыбели революционных настроений — было довольно странным: он (неожиданно) оказался слишком дорогим. Поэтому ещё вполне исправные корабли начали разбирать на металл, а состав флотов и батарей сокращать.

Только в 1924 году этот процесс был остановлен. 24 марта 1924 года было организовано Управление Военно-Морских Сил РККА (далее просто УВМС). Смысл существования данного управления был просто — посчитать, что осталось, что можно восстановить и главное — сколько это будет стоить. Руководить всем этим стал КомМорСил — Эдуард Панцержанский. Всё лето шли состыковки с различными управлениями и командованием. 29 октября было постановлено восстановить 7 кораблей, находящихся на хранении (крейсеры «Адмирал Нахимов», «Светлана», эскадренные миноносцы «Корфу», «Прямислав», «Капитан Белли», «Капитан Керн» и подводную лодку «Форель»).

В самом начале 1925 года докладывают, что наладить работу заводов даже в мирное время не представляется возможным, ну и денег, как обычно, не хватает. Но уже в конце 1925 года начинаются разговоры о пятилетке для флота. РККА в то время представляла собой жалкое зрелище. Даже наличие определённого количества танков и самолётов не делало её хоть как-то сравнимой с армией мирного времени 1913 года. То же самое можно сказать и про флот.

Но тут на помощь военным спешит идеология. Чтобы обосновать бедственное состояние надводного флота, начинается популяризация нового оружия пролетариата — подводной лодки (ПЛ). Она, чисто теоретически, способна потопить линейный корабль, но стоит она на порядок дешевле. Более того, вместо обученного экипажа, которого не было (состояние флотских экипажей можно понять только по одному тому, что в феврале 1918 года флот из более чем 200 кораблей спасал капитан 1-го ранга), для подводной лодки можно было использовать крестьян, призванных на флот, ибо тут не нужно рассчитывать угол возвышения орудий, тут просто нужно отправить торпеду в нужном направлении. И это гениальная идея привела к тому, что в СССР была построенная первая подводная лодка — «Декабрист». Её строили из иностранных деталей (русская сталь высокого качества для линкоров типа «Измаил», немецкие дизели, английские муфты и т. д.), так что она вышла более-менее удачной. Первая советская подводная лодка была спущена на воду в 1929 году. Суть всех советских планов по флоту до 30-х годов можно изложить так: создать флот, способный к ведению обороны (для этого предусматривалось создание большого количества мониторов), а в случае войны и к активным действиям (модернизация линейных кораблей), в том числе и на коммуникациях противника (достройка трёх «Новиков» и создание 23 ПЛ).

NW0xmhYtWqk
Подводная лодка Д-1 «Декабрист» в Белом море. 1933 год.

Подводные лодки разных серий начинают строить для разных флотов после принятия в 1926 году «Программы военного кораблестроения до 1932 года». По ней было заложено шесть лодок минно-торпедного типа, по три для Черноморского и Балтийского флотов. Новую серию назвали «Ленинец» — развитие «Декабриста» (из советских комплектующих, а следственно, менее надёжная). Потом автор первых двух проектов будет работать над знаменитой впоследствии серией «Щ» — первой серией средних советских подводных лодок.

После всех этих довольно неплохих проектов была «Правда»… Начнём с того, что её (а точнее их — аж три подлодки с искромётными названиями) строил человек, ранее строивший линкоры. Вот он и решил построить линкор (нет, правда линкор — «подводную лодку, действующую в составе эскадр надводных кораблей»), который… должен был погружаться под воду и уметь вести бой как в надводном, так и в подводном положении. Но главное не то, что этот проект рассматривали, его (бред) бедная «страна Советов» проплатила. Нет, такое придумывали много где, но у всех хватало мозгов такое не строить. Но нет, Асафов построил подводную лодку, у которой, окромя прочих минусов, был один грандиозный… она НЕ ПОГРУЖАЛАСЬ. Сам факт, что такое построили в металле 3 (ТРИ!) раза показывает, что такое советский флот. Сама идея звучит нереально, её отвергают все, но её строят, трижды строят!

mzhnZo9Jwvo
П-1 «Правда» на Балтике. 1930-е годы.

Пока «страна Советов» учила «Правды» погружаться, командование ВМФ реально рассматривало подводные лодки как главную ударную силу флота. Как-то так и развивались все четыре флота. Ну да, четыре. Ведь СССР получил от Российской империи фактически готовую базу для нового флота — Северного.

Тем временем инженерная мысль 1930-х годов шагнула далеко вперёд. Она не обошла своим вниманием и флот. Главной морской державой была по-прежнему Британия. Вторую роль занимали Соединённые Штаты, получившие огромное влияние в Европе в Интербеллум. Третье место занимал флот Франции. На востоке крепла как морская держава Япония, которая уже превосходила СССР на море. Основу эскадр составляли линейные корабли — огромные гиганты, внушающие страх и трепет. Они, несмотря на такие показательные случаи, как гибель «Viribus Unitis» и «Szent Istvan», всё-ещё были основой любого флота. Авиация ещё не могла полностью нивелировать роль брони на море, поэтому все страны мира стремились к созданию линейных кораблей. Некоторые развивающиеся страны (вроде Японии) поверив в возможности авиации, стали закладывать больше авианосцев, что подтолкнуло мир к краху линейного флота и идеи ультимативной броневой защиты.

СССР мог позволить себе только два лёгких крейсера проекта 26 («Киров» и «Ворошилов»), впоследствии спустив ещё четыре крейсера проекта 26-бис («Максим Горький», «Молотов», «Калинин», «Каганович» — два последних для Тихоокеанского флота), которые вышли весьма неплохими кораблями. Но Сталин думал иначе. В 1934 году стало понятно, что назревает новая гонка вооружений. Линейные корабли разных стран всё менее походили на своего прародителя «Неустрашимого», и все более вписывались в концепцию войны в изоляции на коммуникациях противника (впоследствии данная концепция найдёт применение в «карманных линкорах»). К 1936 году Управление флотом представило проект нового флота СССР — т. н. «Большого флота». В его состав должны были войти 676 новых судов (в том числе два авианосца) общим водоизмещением в 1,727 миллионов тонн. По проекту Генштаба РККА проектное водоизмещение нового флота должно было составить 1,868 миллионов тонн, при наличии шести авианосцев (это важно).

T9JGPYozttI
Флагман проекта 26 «Киров». Парадная фотография 30-х годов.

СССР, до этого не имевший возможности поддержать в состоянии русский флот, хотел строить свой. Многие из проектов кораблей «Большого флота» по своей фантастичности напоминают концепцию «Правды», только в сотни раз дороже. СССР не мог построить «Большой флот». Но одна программа за другой прорабатывались. Большинство было настолько засекречено, что про их существования не знали и в соответствующих Наркоматах. План один одиознее другого попадали на стол к Сталину. Большинство из них твердили о том, что СССР сможет достигнуть количественного превосходства над флотом любого вероятного противника. Более того, к середине века они обещали тотальное превосходство СССР на море. Под слащавыми фразами скрывалась оторванность от мира и витание в облаках, а бесконечные проекты так и не дали плодов, кроме ещё одного плана — «Десятилетнего плана строительства кораблей ВМФ». Его окончательный вариант (1939 год) гласил иметь в составе флот к 1947 году: 15 линкоров проекта 23 (тип «Советский Союз»), 15 тяжёлых крейсеров проекта 69 (тип «Кронштадт»), 28 легких крейсеров (проекты 26-бис и 68), 36 лидеров-эсминцев, 144 эсминцев (типов 7, 7-У, 30 и 35), 336 ПЛ, 96 сторожевых кораблей, 115 охотников за ПЛ, 204 тральщика, 28 минных и 14 сетевых заградителей, 6 мониторов и канонерских лодок, 348 торпедных катеров.

Ну а теперь спустимся с небес на землю. К началу 1938 года (всё вышеуказанное должно было появиться через 9 лет) советский флот включал в себя: 3 линкора (тип «Севастополь» 1909 года), 3 крейсера (тип 26 и «Светлана»), 1 лидер эсминцев, 17 эсминцев (тип «Новик» и «Изяслав»), 10 больших ПЛ (тип «Декабрист» и «Правда»), 10 подводных минных заградителей (тип «Ленинец»), 78 средних ПЛ (тип «Щ», «С», «К») и 52 малые ПЛ (тип «М») (всего 150 ПЛ). Из всего этого СССР мог гордиться только ПЛ. Остальные (исключая крейсеры типа 26) представляли собой модернизированные корабли русского флота, спустя более чем 20 лет после того, как его не стало. 29 апреля 1939 года Наркомом флота становится 34-летний Николай Кузнецов, единственный по настоящему переживавший за флот флотский начальник. Мало того, что Кузнецов стал самым молодым Наркомом, так он стал ещё и первым моряком Наркомом флота (sic!). Кузнецов, как мог, торопил предприятия со сдачей кораблей, но к 22 июня 1941 года в состав советского флота так и не вошло ни одного линейного корабля или тяжёлого крейсера. Линейные корабли типа 23 («Советский Союз») так и остались мечтой Сталина.

e97gVQlQytI
Макет линкора типа 23 «Советский Союз»

Советский флот во ВМВ проявил себя, наверное, хуже всех остальных. Ну действительно, советский флот не победил ни в одном морском сражении, а действовал лишь подводными лодками, зачастую весьма успешно, но советский флот не мог действовать как отдельная боевая единица. После войны советский флот, учитывая все репатриации флотом (итальянским) был крохотным. Для понимания, к концу августа 1945 года ВМС США насчитывали 6768 кораблей. Почти семь тысяч! Одних «Флетчеров» 152 (это больше, чем все эсминцы СССР в совокупности). Так СССР перестал быть морской державой в полном смысле этого слова, сконцентрировавшись на постройки нового типа оружия — подводных крейсеров.

Дальнейшее рассмотрение данной темы можно твёрдо разделить на две подтемы — надводный флот и подводный флот. С последним всё довольно хорошо, ибо оружие пролетариата эволюционировало в один из инструментов ядерного сдерживания и, вы не поверите, поэтому я не буду про это рассказывать. Про это известно всем, ибо подводного флота СССР/ РФ не стоит стыдиться, он — один из реальных поводов для гордости в РФ. Другое дело флот надводный, полностью неготовый к войне и обречённый на тотальное уничтожение в первый же её день. Почему? Сейчас объясню.

Судьба Балтийского флота в 1941 году (бегство из Таллина) ничему не научила советское командование. Послевоенный флот СССР был бессмысленным. Несмотря на весь опыт союзников и самого СССР, Сталин до конца отвергал проекты авианосцев, которые проталкивал Кузнецов. К началу Корейской войны стало ясно одно: флот без авианосцев — металлолом. Ими обзавелись страны НАТО, но не СССР. До самой смерти Сталина реально планировали строить тяжёлые крейсеры проекта 82 (тип «Сталинград»). И это в начале 50-х годов!

В 1947 году Кузнецова снимают, а в 1951 году снова возвращают на должность — без него никак. Он пытается спасти флот, в апреле 1955 года даже обращается лично к Хрущёву за содействием, но вскоре, пережив инфаркт, он был снят с должности. Горшков, новый главком, всеми силами держался за своё кресло и про авианосцы даже не заикался (за само слово можно было вылететь с должности). Горшков оказался идеальным стратегом для СССР — он оправдывал его отсталость с помощью идеологии. Называя авианосцы «оружием агрессии» (атомные ПЛ таким не является, ей-Богу!) он просто табуировал тему авианосцев.

Весь этот цирк продолжался пять лет, пока в строй ВМС США не вступили атомные ПЛ типа «Джордж Вашингтон», нёсшие 16 ядерных баллистических ракет «Поларис А1». На охоту за ними Горшков отправил гордость ВМС СССР — эсминцы 58-й серии, с лёгкой руки человека-кресла переименованные в ракетные крейсеры, разумеется, лучшие в мире, ибо таким маразмом никто больше не страдал (ракетные крейсеры СССР уступали эсминцам США даже в водоизмещении). Морская стратегия СССР была построена так, чтобы всеми правдами и неправдами обойтись без авианосцев. Для этого нужно было достигнуть высочайшего уровня взаимодействия между подводным флотом и прибрежной авиацией, вооружённых при Хрущёве ракетами (он питал к ним непонятную слабость, похоронив ряд неплохих артиллерийских проектов).

6uHt2xQmYL4
Ракетный крейсер (эсминец) 58-ой серии «Грозный».

Брежневский министр обороны Гречко показал Горшкову, что, дабы задержаться на своём стуле, ему нужно прекратить строить фуфло и начать работать. В 1965 году бывший завод «Наваль», что в Николаеве, спускает на воду новое творение кабинетного гения Горшкова, разумеется, не имеющее аналогов в мире, — противолодочный крейсер (ПЛК) — фактически, крейсер-вертолётоносец. Пока «Москва» (так назывался крейсер) строилась, её цели — ПЛ США — стали ещё совершеннее, и она, как и последующий «Ленинград», стала просто бесполезной. К концу 1960-х годов Горшков (не без лобби авиаконструктора Яковлева), проникся новой идеей — самолётами вертикального взлёта. В 1970 году на стапелях бывшего «Наваля» заложили новый ПЛК «Киев», на который затащили 36 самолётов (самолётов Яковлева, разумеется), несколько вертолётов и… шесть установок противокорабельных ракет П-500 «Базальт», для храбрости. Горшков придумал «Киеву» новую классификацию — тяжёлый авианесущий крейсер (ТАКР). Многие историки флота считают именно «Киев» первым советским авианосцем, что, в общем-то, не совсем правдиво, но близко к правде. Всего было заложено 4 ТАКРа — «Киев», «Минск», «Новороссийск» и «Баку». Но в 1985 году их блестящая карьера (самолёты Яковлева взлетали только при нулевых температурах, что делало ТАКРы просто дорогой игрушкой) и производство закончилось, великий флотоводец и махинатор, человек-кресло адмирал Горшков, ушёл в отставку.

rcKr3H9Ozao
ТАКР проекта 1143 «Киев»

Пока Горшков только думал о создании ТАКРов на Невском ПКБ (проектно-конструкторское бюро) проектировали лёгкие авианосцы под вертолёты, как на «Москве», и под… американские самолёты F-111B и E1 Tracer, ибо их ТТХ публиковались открыто, а ТТХ советских аналогов знал только министр обороны и пара чиновников высокого ранга. К 1972 году были согласованны все детали по проектированию и производству (которое должно было начаться после спуска «Минска» в 1975 году) трёх авианосцев, действовавших в составе эскадр к 1986 году. Авианосец (обладавший атомной силовой установкой) получил обозначение проект 1160 «Орёл». Аркадий Морин — главный конструктор — получил зелёный свет. Но в 1973 году в становление настоящего советского флота вмешался другой Аркадий, Аркадий Маринич — главный конструктор ТАКРов. Он пообещал размещение тех же самолётов на ТАКРах за меньшие деньги. Из-за лобби Маринича в ЦК КПСС, проект 1160 был свёрнут, а в Николаеве заложен модернизированный ТАКР проекта 1143 М «Новороссийск». Только к его спуску стало понятно, что Маринич солгал и проект 1143 не мог нести вооружение хотя бы сопоставимое с проектом 1160, но советские авианосцы уже были пущены под откос.

R03boiIteSs
Авианосец проекта 1160 «Орёл». Модель.

В 1976 году «Киев» приходит в Североморск, показав полную беспомощность перед настоящими авианосцами НАТО. Тогда в СССР поднимают из руин проект 1160, но денег уже недостаточно, поэтому его решают уменьшить. Новый проект получает номер 1153, его проектирует Невское ПКБ, а строить его должны вместо четвёртого и пятого ТАКРов. Казалось бы, победа, СССР наконец-то обзаведётся нормальным флотом, но советские партийные игры снова дают о себе знать. В 1976 году умирают Гречко и Бутом, а авианосная программа лишается своего лобби. В 1978 году на бывшем стапеле «Наваля» закладывают убожество номер четыре — ТАКР «Баку», под истребители, которые ещё только проектировали.

Но маразм в СССР процветал, и это был не его апофеоз. В 1978 году Невское КБ получает задание создать ещё более дешёвый авианосец. Позже из проекта выбрасываются атомная силовая установка, 10 000 тонн водоизмещения, катапульты и т. д. В итоге генштаб принимает гениальное решение — построить два вертолётоносца проекта 10200 «Халзан» (что не сделали). В итоге корабль закладывают в «Навале» (да, я знаю, что это Черноморский судостроительный завод) в 1982 году. Это головной корабль серии 11435, который получает название «Рига». Про него написано много книг-исследований, но главное одно: этот ТАКР — единственный авианосец ВМФ РФ, да и то неполноценный и ныне некомплектный. С 1983 «Рига» стала «Леонидом Брежневым», а с 1987 года «Тбилиси». 4 октября 1990 года данный ТАКР получает своё последнее и самое символичное название — «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов». Кузнецов, я напомню, ещё в 1939 году проталкивал как мог идею авианосца, до Атаки Таранто, до Перл-Харбора, до разгрома Люфтваффе Балтийского флота, при бегстве из Таллина и до потопления ими же PQ-17. Имя Кузнецова сейчас красуется на единственном корабле, который увенчал стремления его и других людей, болевших флотом.

nyTGJzsuVOs
ТАКР «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» в Северном Ледовитом океане. 2012 год.

«Адмирала Кузнецова» просто угнали из Чёрного моря на Северный флот, а иначе его бы постигла судьба более совершенного «Ульяновска» — первого настоящего авианосца СССР (с атомной силовой установкой), распиленного уже в «Незалежной». ТАКРы были не нужны настолько, что когда индусы покупали «Адмирала Горшкова» (ранее «Баку», ныне «Викрамадитья», флагман ВМФ Индии), то из него пришлось делать трамплинный авианосец, а когда китайцы покупали «Варяга» (ныне «Ляонин»), то из него тоже сделали… нормальный авианосец. ТАКРы (понятно, что лучшие в мире) оказались нужны только Партии и Генштабу, хотя всегда оставались грудами хлама.

И сегодня Невское ПКБ проектирует авианосцы (что-то вечно), но уже для российского флота. ВМФ РФ — лишь осколок от ВМФ СССР, который был никчёмен. Апогей развития советского надводного флота (про ПЛ я тут не говорю, как вы помните) пришёлся на 1980 год, на учения «Океан-70» (в них участвовали даже корабли довоенных конструкций!). Несмотря на это, большинство кораблей ВМФ СССР были довольно современными, что заставило флотское командование США забеспокоиться, впервые за 25 лет. США начали экстренно модернизировать флот, а апофеозом этой модернизации стал флот из 600 кораблей (600-ship Navy), стратегически уничтожившим ВМФ СССР. Сейчас в составе ВМФ США находятся 286 надводных кораблей, что означает тотальное превалирование над любым флотом.

СССР завел флот в тупик. Только если по отношению к армии последним рубежом становится аргумент «Да они Берлин брали!», то по отношению к флоту подобного аргумента нет, ибо ВМФ СССР во ВМВ не отличился ничем. Советское раболепие и лизоблюдство привели к тому, что советский флот не смог бы прожить и суток при полноценной войне. Сейчас дела только хуже, и именно поэтому, вместо того, чтобы поддерживать «советские традиции», не лучше ли обратиться к тому, что было до СССР?

Текст: Василий Муравьев

[/cointent_lockedcontent]

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail