Article

Русский разгром: начало

255 views

Введение. Авантюризм перед разгромом, или разгром авантюризма.

Авантюризм дело и губительное, и столь же увлекательное. В политике он чаще всего заканчивается неудачей или поражением. А вот авантюризм в военном деле должен караться незамедлительно, любая идея в тот момент, когда решается судьба всей компании, не подкрепленная всеми достаточными силами, не может быть действительна по сути своей. И генерал, который надеется не на порыв, не на моментный успех, а на четкий расчет, должен понимать, куда и зачем идут его солдаты.

Название статьи вертелось у меня в голове около месяца. “Русский разгром” — словосочетание крайне громкое, и все мне думалось, для чего меня преследовало оно. Я, честно сказать, боюсь писать про какие либо поворотные темы в истории не только отечества, но и мира, ибо нужно переварить столько информации, чтобы точно передать картину событий, чувства людей которые непосредственно связаны с этим моментом. Но, все же, я таки решился написать наверное о одной из само черной странице Белого Дела, и наверное о самом светлом моменте для большевизма.

Русский разгром – разгром, это не просто поражение по стечению обстоятельств или же других факторов, это есть полный необратимый момент, когда удача полностью отворачивается от тех, кого она сопровождала до этого. Из истории есть множество примеров именно разгрома: Для немцев это поражение под Москвой, для Японцев — это битва за Мидуэй, разгром первого русского ополчения Ляпунова, разгром Наполеона при Ватерлоо и Лейпцигом. Но есть один пример из гражданской войны в России, который по своей трагичности превосходит эвакуацию Врангеля из Крыма и расстрел Колчака. Это разгром ВСЮР (Вооружённые силы Юга России) в районе Курска-Орла-Воронежа-Тамбова, когда Москва была уже так рядом, и все горели и буквально жили моментом наступления на нее. Но начавшееся контрнаступление частей РККА просто раскололо армию Деникина на две части, назовем их в стиле немцев – Группа Армии “Дон” и Группа Армии “Днепр”

Не обращая внимание на удары в районе Днепра, а смотря на участок фронта Воронеж-Борисоглебск- Царицын, мы видим мощное наступление частей Красной Армии, которое как раз таки и отбросило наступление частей Деникина. Именно про этот разгром я собираюсь написать целый цикл статей. И с  чего бы начать? Думаю, с боев конца весны — середины лета 1919 года, когда Врангель все же смог взять Царицын, или как его будут называть позже “Красный Верден”.

Царицынский вал. Три обороны.

В середине марта, отбив контрнаступление частей РККА, Белая армия вышла на фронт Царицын – Балашов – Белгород – Екатеринослав — Херсон. Но останавливаться было нельзя, наступление или смерть. Надо было наступать так быстро и молниеносно, чтобы части уже тогда превосходящей Красной Армии не смогли совершить перегруппировку и пойти в контратаки. И время работало не на части ВСЮР, с запада уже тогда давили части Махно и УНР, с востока и северо-востока были части 10-й,8-й, 11-й и 9-й красных армий, первая из которых уже почти год вела крайне удачные оборонительные бои в районе Царицына. Донские казаки три раза разбивались об оборонительные валы Царицынских укреплений. Если написать чуток подробнее, то будет так:

Первая оборона – июль — сентябрь 1918 года. Наступлением руководил печально известный Петр Николаевич Краснов. А возглавлял оборону Царицына тов. Джугашвили. В результате казачьи отряды были отброшены, но из-за больших потерь в частях РККА, до 60тыс. раненными и убитыми, Троцкий отозвал Сталина под предлогом, что дела идут из рук вон плохо.

Вторая оборона Царицына – это октябрь тоже 1918 года. Если первый раз казаки пытались взять город силами в 22 тыс. штыков и сабель, то в этот раз сосредоточили силы в полтора раза большие, т.е., 38 штыков и сабель. Но и во второй раз части 10-й армии превосходили их по численности, хоть и совсем не на много – 40 тыс. Казаки сумели взять в клещи части красных, но их наступление 17-25 октября провалилось, и Донская Армия отступила за Дон.

Третья оборона Царицына – январь 1919 года. Победа опять была почти в руках казаков, но из-за морального разложения армии, когда казачьи части уже были рядом с городом, наступление пришлось отменить. 15 февраля Краснов под нажимом Деникина подал в отставку.

Наступление Врангеля. Падение Царицына.

На Царицынский участок фронта были переброшены лучшие Кубанские части с Северного Кавказа и Добровольческой Армии, последнюю это ослабило настолько, что удержание каменноугольного района считалось уже невозможным. Руководил наступление будущий последний главнокомандующий последней Русской Армии — Барон Петр Николаевич Врангель. Он, буквально, требовал от генерала Деникина, заявляя: “ Доколе не получу всего, что требуется, не двинусь вперед ни на один шаг, несмотря на все приказания” И все же, в начале июня, когда, вроде как, захлебнувшееся наступление под Есауловском — Аксае вышло успехом, он вновь обратился в телеграмме к Деникину: “ Неиспользование полностью успеха считаю преступлением….Конница может творить чудеса, но прорывать проволочные заграждения не может”.

Уже тогда Белая Армия Юга России чувствовала четкий недостаток в силах и во времени, удар нанесенный красной армии был хоть и уколом, но не столь страшным, постепенно части РККА отходили от шока все быстрее и быстрее, столь же быстротой наращивая силы за счет принудительной мобилизации.

1-я кавказская армия до этого буквально опрокинувшая части 10-й армии встала у города вплотную. Но, не имея достаточных сил в атаке, 1 июня части барона Врангеля были отброшены противником, численно превосходящим его армию. Барон писал: “Мои предсказания, к сожалению, сбылись: остатки армий разбились о подавляющую численность противника..”. Уже в моменты взятия Царицына назревала конфронтация между Врангелем и Деникиным, что мешала общему делу и являлась, наверное, одной из основных причин поражений Белых частей на Юге России, но это будет позже, сейчас у нас падение Красного Вердена.

3 июня началось повторное наступление на город. Врангель предпринял три мощных одновременных удара на город, но и в этот раз был отброшен от Царицына.

В середине июня были починены мосты через реки и к Врангелю немедленно пошли подкрепления: Бронепоезда и 7-я дивизия Бредова, которая еще в апреле прибыла из Румынии, и спешно восстанавливала свою организацию, прибыл танковый дивизион, снятый с Харьковского направления. Из всего становиться понятно, что основной нажим в начале-середине лета был именно на Царицын, который оказался слишком крепким орешком для белых частей. Но Врангель готовился нанести последний удар по частям красных.

И вот, 30 июня он предпринял танковую атаку на Царицын из 17 танков, к ним в поддержку было брошено еще 5 бронепоездов. Ударной группой руководил генерал Улагай, который внес свою лепту во взятие города. И вот, в конце июня непреступный Царицын был взят частями 1-й Кавказской армии генерала Врангеля.

DnlCqD1iVtIДеникин и Врангель на параде. Царицын.

В первом письме после взятия города Врангель писал такие слова: “ Только тогда, после кровавого урока, армия получила помощь….и Царицын пал”. Позже Врангель предлагал сосредоточить силы из конных частей в районе Царицына для конного удара по Москве. Деникин эти планы отверг в силу того, что на Волжском направлении красные уже сформировали группировку из 50тыс. человек, и нужно было переходить к обороне города, т.к. сил, чтобы разбить столь крупные группировки противника, не хватало.

Московская директива. 

7pCdmhHJZuQ

Московская директива – к ней я отношусь очень скептически, стоит взглянуть на карту.

Что же мы видим? Четкий удар в Московском направлении? Таран, сокрушающий силы большевиков? Нет. Мы видим удар растопыренными пальцами. Шверпунктами (точками основного нажима) стали города Киев, Одесса, Воронеж, Саратов, Брянск, Курск, Тамбов. Для столь немногочисленной армии планы очень и очень авантюрные. Уж не знаю, чем руководствовался генерал Деникин, выбирая направления ударов, но вышло у него все в итоге скверно. А вот, если бы он приказал закрепиться на левом фланге в районе Киева и на правом в районе Царицына, а не устраивал эти дугообразные ходы аж до Владимира. Сделал бы основной удар в район Воронеж-Курск-Орел-Тула. Предпринял бы на это все возможные силы, а именно тараном разрубая фронт 8-й и 13-й армий РККА, молниеносной атакой выходя к Туле, и совершая полное прикрытие тылов, лишая возможности 9-й армии перейти в контрнаступление, именно рейдом генерала Мамонтова(Рейдом, а не разбоем, который устроил Мамантов), то, возможно, смог бы выйти к Москве. Но в игру “если бы” играть все горазды, так что лучше оставим это и перейдем к планам, которые наметил генерал Деникин в своей “Московской Директиве”:

  1. Генералу Врангелю выйти на фронт Саратов – Ртищево – Балашов, сменить на этих направлениях донские части и продолжать наступление на Пензу, Рузаевку, Арзамас и далее – Нижний Новгород, Владимир, Москву. Теперь же отправить отряды для связи с уральской армией и я для очищения нижнего плеса Волги.
  1. Генералу Сидорину правым крылом до выхода войск генерала Врангеля продолжать выполнение прежней задачи по выходу на фронт Камышин – Балашов. Остальным частям развивать удар на Москву в направлениях: а) Воронеж, Козлов, Рязань и б) Новый Оскол, Елец, Кашира.
  1. Генералу Май-Маевскому наступать на Москву в направлении Курск, Орел, Тула. Для обеспечения с запада выдвинуться на линию Днепра и Десны, заняв Киев и прочие переправы на участке Екатеринослав – Брянск.
  1. Генералу Добровольскому выйти на Днепр от Александровска до устья, имея в виду в дальнейшим занятие Херсона и Николаева.
  1. Генералам Тяжельникову и Эрдели продолжать выполнение ранее поставленных задач.
  1. Черноморскому флоту содействовать выполнению боевых задач…и блокировать порт Одессу.

Насчет пункта № 5 хочу сказать, что задачей Эрдели была – разгром 11-й армии РККА и взятие Астрахани. Сам Деникин заявляет следующие: ”Директива в стратегическом плане предусматривала нанесение главного удара в кратчайших к центру направлениях – курском и воронежском, прикрываясь с запада движением по Днепру и к Десне. В психологическом – она ставила ребром перед известной частью колебавшегося казачества вопрос о выходе за пределы казачьих областей. В сознании бойцов она должна была будить стремление к конечной, далекой, заветной цели. “Москва” была, конечно, символом. Все мечтали “Идти на Москву” и всем давалась эта надежда”.

Пару слов насчет этого заявления: Да, именно, казачий сепаратизм был бичом ВСЮР, когда многие казачьи части отказывались воевать за всю Россию, мол освободили свои станицы и хорошо, зачем дальше лезть. “Нанесение главного удара в кратчайших к центру направлениях” ну тут уж довольно абсурдно, удары туда-сюда не могут являться кратчайшими направлениями до Москвы. Для бойцов, конечно, шанс был дан, хочешь войти в Москву победителем — старайся, все в твоих руках, так сказать. Но многие генералы, такие как Сидорин и Врангель, негативно восприняли ее, заявляя, что нужно идти на соединение с уральцами.

Короткая встреча Юга и Востока. Попытка Врангеля.

“Моя армия освободила Северный Кавказ” – строки из памфлета барона Врангеля от февраля 1920 года. Уже тогда стало понятно, что Петр Николаевич не видит себя как подчиненного Деникина, а как человека с собственными силами, как нового главнокомандующего. До этого в январе он делает заявление, что надо помогать Колчаку, который тогда готовил свое весеннее наступление. Но это предложение Деникин отверг, и Врангель, конечно, обвинил его. Что тот забирая из его Кавказской армии части для Врангель, конечно, обвинил его, что тот, забирая из его Кавказской армии части для Добровольческой (которая шла, не встречая сопротивления, по мнению Врангеля), которая была уже и так обескровлена бесконечными маршами и боями. И тем самым, у него (Врангеля) уже не было сил для помощи Уральской армии.

Сам Деникин заявляет, что уральцам через Баку, потом через Петровск на Гурьев он посылал им деньги, патроны, орудия, ружья, броневики, т.е., всячески помогал. Первая встреча с Уральцами и частями Врангеля произошла 1 августа 1919 года, а четыре дня назад до этой встречи произошла встреча разъезда частей юга и востока. Но армии Колчака уже тогда отступали с боями на восток, поэтому их контакт никак не мог бы считаться каким либо соединением белых частей Юга и Востока. А многие части Уральской Армии тогда были на расстоянии 300 верст от главных частей Врангеля. И, обращаясь еще раз к письму-памфлету, стоит выделить такие строки Петра Николаевича: “Войска адмирала Колчака, предательски оставленные нами, были разбиты”.

Тема довольно щекотливая. Тут нельзя полностью обвинять Деникина, тут стоит обвинить всю Белую Армию в несинхронности действий, в разрозненности. А Врангель лишь воспользовался моментом и просто сломал уже тогда прогнивший стул главнокомандующего ВСЮР.

Отношения с союзниками.

Ну как не затронуть любимую тему всей Гражданской Войны – Белогвардейцы и их “друзья” из Антанты. Столько есть разных историй: это миллионная армия интервентов на Востоке, поставки до 1 млн. винтовок Колчаку и т.д. Еще с тех времен внушали всем и вся о злой руке “Туманного Альбиона”. Новое правительство решило пойти другим путем, и даже не просуществовав один век, потерпело крах. На своих ошибках мы конечно не учимся, и наш типичный русский обыватель или человек “я за то, что мне показали в телевизоре” пытается вновь наступить на те же грабли.

Сначала попробуем ответить на вопрос: ”Почему же страны запада стали хотя бы номинально, но помогать Белому Движению?” Ответ тут прост – это страх перед диким правительством коммунистов, страх, наверное, не за свой народ, который станет жертвой террора, а страх потерять свое место или даже жизнь. А тут такой шанс, остались те русские, которые были готовы с оружием в руках стоять за свои ценности, за свою веру, свою преемственность, во многом даже не за царский трон, а за Россию, с ее куполами и полями. И, вроде, их цели даже совпадают, как бы, одна борьба против красной гидры. Но как жаль, что те русские, что умирали в бесконечных маршах и под огнем превосходящего во всех планах, кроме веры в свое дело, оказались слабее, а с новым правительством можно даже, наверное, заключить договор торговый. Но обо всем по порядку.

Французы – что их страшило больше всего? Кого боялись французы в Европе? Это, конечно, были немцы. А тот факт, что в Германии левые были крайне популярны после переворота в ноябре 1918 года, французов пугал еще больше. Стоит привести фрагмент письма Деникину от графа Каковцева: “В настоящее время французы переживают новый поворотный этап…Их страшит будущая беззащитность перед призраком возможного возрождения Германии”.

Стоит, конечно, написать, что французы не зря боялись, и Германия восстановила свое величие, хоть и на малое время. Но стоит и добавить, что не долг союзничества двигал Францией, а страх реваншизма Германии, к которой советское правительство может примкнуть. После эвакуации французов из Одессы отношение к ним резко пошло в негативную сторону, и примечателен тот факт, что под натиском красных французы покидали Одессу на кораблях, принадлежащих белым частям, и последние смогли вернуть их с величайшим трудом.

Англичане – их отношение к Белым зависело от того как идут дела на фронте. И многим знакомый Ллойд Джордж на заседании английского парламента говорил следующее: “Я не жалею об оказанной нами России помощи, но мы не можем тратить огромные средства на участие в бесконечной гражданской войне… Большевизм не может быть побежден оружием и нам нужно прибегнуть к другим способам, чтобы восстановить мир и изменить систему управления в несчастной России..”.

Тем самым он отгораживался от любой помощи Белым частям, которые, в тот момент уже разбились о контрнаступление РККА. Англичане бросили белых в тот момент, когда это было удобней, потом конечно дали корабли для эвакуации из Новороссийска, но это скорее жест жалости, чем помощи. Хотя, глава британской миссии генерал Хольман заявил: “ Находясь здесь, я считаю себя прежде всего офицером штаба генерала Деникина, в котором должен так же работать на пользу России, как работал во время войны во Франции в штабе генерала Раулинсона”. И да, Хольман лично участвовал в воздушных атаках, а британская эскадра оказывала серьезную поддержку на Черном и Азовском морях. Но отдельные  генералы — это не Английский парламент, даже, не смотря на это, англо-саксы поддерживали белых только тогда, когда это было выгодно.

Заключение первой части.

И так, мы остановились на Московской директиве, а значит, только на развертывании наступления на Москву. Конечно, самое интересное будет впереди. В следующей статье я расскажу про:

1) Политику белых в вопросе рабочего класса.

2) Взятие Киева.

3) Наступление летом и осенью. Парирование контрнаступлений РККА.

Ну и еще парочку тем, которые я буду умалчивать. Надеюсь, вам понравилась первая часть.

Автор: Максим Бородин

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail