Article

Русская субъектность

304 views

До сих пор в русском национальном движении нет четкого ответа –  какая субъектность у русского народа?

Ничего внятного, увы. На этот момент ни одно движение не создало ни одного разумного пояснения, что это за субъектность, и с чем ее кушать. Куда, сколько, в каких границах, с каким экономическим и политическим строем – вопросов больше, чем ответов.

Каждый, по сути, старается придумать что-то свое. Наиболее радикальные стоят за создание в европейской части РФ «русских республик», НДА Широпаева предлагает переформатировать Россию в «союз республик», другие же видят РНГ как «Триединую Русь». У имперцев и национал-патриотов все проще – они мечтают о Российской империи, Великой России от Аляски до Проливов, с царем, верховным правителем во главе, где у русских есть статус государственно образующего народа, мощная армия, мощный флот, базы по всему миру,  сверхмощная экономика…

А в остальном, все как всегда и все плохо. Либералы и леваки пугают обывателя русским государством в рамках Садового кольца, национал — патриоты задумчиво приглядываются, националисты мечтают, и никто ничего толком не знает.

Обратимся же к истории.

Начиная со времен Древней Руси, у русских была вполне конкретная субъектность. Изначально это именно конфедерация русских княжеств (где каждое княжество представляло собой отдельное государство), позже, после татаро-монгольского нашествия, у русских было уже два субъекта – собственно, Великое княжество Московское и Великое княжество Литовское и Русское. Да, да, тогда литвины не стеснялись признавать того, что заимствовали у русских православие, письменность, культуру. Литвины считали за честь родниться с русскими князьями, говорить и писать на русском, молится по православному канону. Да и доля русского населения в княжестве была весьма существенной.

С увеличением роли Москвы в собирании русских земель начала расти и пропасть между княжеством Литовским и Московским. «Литовщина» стала как и татары постоянной угрозой Москве. После унии Литвы с Польшей Московское государство, по сути, остается единственным субъектом русского народа. Иван Грозный «воевал» Казань и Астрахань, присоединив их к России, но  по сравнению с населением коренных областей это было капля в море. Так же идет русская экспансия на Урал и в Сибирь, но в те времена она была весьма медленной, да и тамошние племена не принимались в состав государства, как такового, а зачастую просто платили «ясак» в казну в обмен на защиту и «третейский» суд от русского царя.

С реформами Петра Первого ситуация изменилась. В зону интересов России попадает Каспий, Кавказ и Закавказье, вся Сибирь. Растет и количество присоединенных народов.

Взглянув на национальную ситуацию Российской империи, мы увидим, что, не смотря на «многонациональность», русских вряд ли можно было назвать униженными. По сути, русским принадлежала вся Империя, от Кушки до Петербурга. И в то же время мы видим, что рядом с русскими существуют и развиваются другие народы России, причем, в большинстве случаев развитие это не входит в противоречие с развитием великорусского народа. Да, Казань и Астрахань были покорены, но мечети как стояли, так и остались стоять. Да, русские пришли в Бурятию, но они не запрещали тамошним племенам исповедовать буддизм. Да, приезжали в Империю немцы, шотландцы, французы, поступали на русскую службу, и никто не упрекал их происхождением.  Да, покорен был Крым, усмирен Кавказ, но тамошних мусульман никто и не собирался притеснять. Ядром Империи оставался великорусский народ.

Коммунисты, пришедшие к власти, воспользовались «имперской» субъектностью русского народа, извратив ее.  «У русских есть новая Родина – Советский Союз», «русские рождены, чтобы всем помогать», «русские несчастны, если где – то плачет обездоленный».

Попытка коммунистов тогда еще Ленинграда создать Русскую Компартию провалилась. Жадный Молох коммунизма сожрал наивных глупцов, мечтавших уровнять русских с «мандариновым интернационалом», сожравшим Россию.  И, по сути, если бы не та ложная  «субьектность», навязанная коммунистами русским,  все «Советы» закончились бы, так и не начавшись.

В нынешней РФ с русской субъектностью творится, мягко говоря, неладное. Вроде бы, все логично – страна называется Россией, значит, кто там живет? Русские? А вот нет, живет некий «многонациональный народ», и, как хочешь, так и понимай.  Ну, нет русских.

Таджики есть, армяне есть, чеченцы есть, молдаване есть – русских нет. Совсем.

Для многочисленных Кургинянов, Стариковых, прочих многонациональных шарлатанов русские до сих пор в роли этаких «старших братьев», которые созданы для того, чтобы всем помогать, всех поддержать, всех подкормить, всем раздать денег, а еще – работать, работать, работать, и еще раз работать! А когда русские начинают криво посматривать в сторону определенных «тожероссиян», и заявляют, что, мол, пора бы гостям и честь знать, начинаются обвинения в «фашизме» и «нацизме». Говоря честно, у русских сейчас воистину уникальная субьектность, навязанная коммунистами, а затем постсоветским строем.

Согласно этой субьектности, русские ОБЯЗАНЫ работать, русские ОБЯЗАНЫ быть разделенными по ленинским границам, русские ДОЛЖНЫ молчать, русские ДОЛЖНЫ  всячески притесняться в угоду разных меньшинств. И никак иначе.

Официальное объяснение такой ситуации отсутствует. Неофициально власти и ура-патриоты напирают на то, что вот, Девятое Мая, Победа, фашизм не прошел, а в РФ проживает  много народностей, и, значит, надо никого не обидеть, всем угодить, всех поддержать, всем накроить автономий…

А в итоге:

— Владимир Владимирович, а чего это на улицах молодежь с имперками выходит, лозунги кричит?

— Понятия не имею, Дмитрий Анатольевич!

Стремясь угодить всем, в итоге, власти РФ игнорируют интересы русских. Русской Партии нет,  русских в органах власти крайне мало, русские расселены по всей России, но как такового голоса у них нет. А националисты, как сила, либо не легитимизированы, либо сознательно дискредитируются как уголовщиной, так и  всяким рейхофильством и национал — сепаратизмом, мол, подавай нам Европейскую Русь до Урала, а дальше — трава не расти.

Разумеется, этот путь приведет нас в бездну. Поэтому вопрос надо решать, и решать как можно быстрее.

Вопрос Русской субъектности многих националистов развел в разные лагеря. Ярчайший пример – Широпаев. Начинавший как яростный национал-патриот с державными убеждениями, он создал ФРНД – Фронт Национал — Революционного Действия.  Третья Русь, когорта национальных вождей, которые создадут национальную элиту, плановая экономика, сотрудничество с иностранными неофашистскими и неонацистскими организациями, участие (пусть и небольшое) в событиях девяносто третьего года, сотрудничество с РНЕ и «Трудовой Москвой» Анпилова.  В девяностые Широпаев и Лазаренко были известны именно как крепкие  державники, которые мечтают о «Третьей Руси», этаком причудливом гибриде Третьего Рейха и национал — большевистской России. А потом в редакцию «Нашего Пути» пришло интересное такое письмецо, в котором автор предлагал создать в РФ русскую республику, и таким образом уровнять русских с остальными народами России. И все, процесс пошел. В начале двухтысячных Широпаева и Лавриненко не узнать, вместо боевой ФРНД создана НДА, которая выступает за национал — сепаратизм, «Большой Национальный Дембель», и  так далее.

Характерен пример и радикального «Северного Братства», которое провозгласило своим постулатом «Русь против России». Главным постулатом является построение этнически мононационального государства, изгнания Кавказа и регионов с нерусским населением.

Интересный, конечно, взгляд, на русскую субьектность, весьма интересный, но, как видим, весьма «альтернативный».

Сторонники РНГ в спорах обычно противостоят имперским националистам и национал — патриотам, утверждая, что стоит выбрать между «Русью» и Великой Россией. А стоит спросить – зачем выбирать?  Вот, возьмем, к примеру, программу Русского Имперского Движения. Ясно и четко сказано – Империя есть национальный путь русского народа. Почему бы и нет?!

«Европейское Действие – Россия» вкладывает иной смысл в русскую субъектность. ЕД стоит за «Европу от Лиссабона до Владивостока»,  в которой русские есть субъект Новой Европы, ничем не уступающий другим европейским нациям. То есть, никаких «помогать и защищать», только «развиваться и строить вместе с Новой Европой».

Стоит рассмотреть и идеологию «русских социалистов» (нет, тут не стоит морщиться).

Собственно, это НСИ Шульца и группы автономных социалистов, которые усиленно стараются скрестить левое и правое так, чтобы не вышел расовый НС.  С их точки зрения русские – хозяева «Триединой Руси», и ОБЯЗАНЫ быть социалистичными. Получается…по разному, да. Позитивный момент в действиях «русских социалистов» — нет набившей оскомину «платить и каяться», Народная Социалистическая Инициатива вообще «выбивается в люди» путем акций прямого действия. И, главное, на фоне так называемых «тру-НС» НСИ явно лучше и адекватнее основной зигующей массы, да и занимается «делом», а не субкультурным трепом. Одни из главных и наиболее запоминающихся лозунгов: «Против капитала и интернационала», «Нация, Семья, Социализм».

Минус: все же советофильство у определенной части этого течения. Такие партии, как «Русский Социализм», полная противоположность НСИ, полностью заражены хоть и умеренной, но краснотой. Так что с ними явно не по пути.

Как видим, вопрос о русской субъектности порождает в свою очередь больше вопросов, чем реальных ответов.

РНГ, собственно говоря, может быть выходом, но как его построить? В каких границах?

Собственно, русские расселены по всей территории нынешней РФ, Украины (да, да и на Западной Украине они тоже есть), Белоруссии, Прибалтики и Казахстана.

Вот они, границы. Теперь вопрос – а что делать с нацреспубликами в РФ, что делать, собственно, с совреспубликами вокруг, весьма нелепо накроенными.

Разумеется, наиболее радикальные предлагают перейти в режим «Жги, Господи». Жги, оно конечно, жги, только вот есть такой регион, как Кавказ. И если с другими нацреспубликами проблем при реформированнии не возникнет (или почти не возникнет), то Кавказ, разумеется, начнет третью войну. В то же время и отпускать его, как предлагают некоторые «ретивые», слишком уж проблемно – Юг России, прикаспийский регион, стратегически важный. Да и отпускали уже гордых южных тожероссиян на два года, по итогам Первой Чеченской – и каков результат?

Так что в любом случае вспыхнет конфликт, а мало ли мы потеряли русских ребят в первой и второй чеченской?

Собственно, и вопрос с коренными народностями России тоже стоит. Ну, отменим мы нацреспублики, введем губернии, а какова реакция самих народов на это? Не получим ли мы перманентную гражданскую войну?  И – логично ведь – если мы что-то забираем у регионов, значит, должны что-то дать взамен. Даже во времена РИ «инородцам» полагались всякого рода налоговые поощрения и прочее.

Если мы хотим вернуть губернскую систему, справедливо будет предоставить губерниям более широкие экономические права и право выбирать губернатора.

И, тоже вопрос, а как быть с «соседушками»?! Одним лишь кнутом их в новое государство точно не загонишь. Нужен государственный статус о триединстве великорусского народа, нужна и реформа политики в этом направлении.

Разумеется, следом за вопросами территориальными идет вопрос экономический.

Ясно, что так называемый постсоветский «капитализм», как «социализм» советского типа, явно не может быть выходом. Путь, третий путь, это, прежде всего, корпоративизм, синдикализм, солидаризм, социал-национализм. Может быть, даже фалангизм.

И, наконец-то, последнее, как видно из последнего конфликта, если  даже далеко не идеальная РФ способна на радикальные шаги, которые вызывают жесткую ответную реакцию Запада,  вплоть до угрозы войны, то что уже говорить об РНГ, которое готово активно защищать, и будет активно защищать  интересы русского народа?! Понятно, что в нынешнем «Евросовке» Русское Государство явно не примут с распростертыми объятиями.

Вывод, который следует из всего вышесказанного: РНГ должно быть максимально независимым от Запада и Востока (в идеале – агрессивная такая смесь трудолюбия  Южной Кореи, Японии, Китая   и научного потенциала  и развития США в отдельно взятой стране), мобилизованным, сплоченным, с мощной армией и флотом. В идеале, конечно, РНГ должно максимально подчинить себе экономику стран СНГ, ближнего зарубежья, и Европы, дабы обезопасить себя.

Но главный вопрос – готов ли русский народ? За период «сытых нулевых» в РФ сформировалось два русских поколения, но постсоветская страда подавляет их энергию.  «Совчина давит» даже среди роскошных небоскребов «Сити», которые появились в крупных городах.

Русская субъектность, по сути, тревожит лишь русских националистов. Обывательская масса будет сопротивляться до последнего даже тем реформам, которые будут исходить, допустим, сверху. Не говоря уже  об инициативе «снизу». Война поколений происходит в «хрущёвках» и «брежневках», на улицах и в дорогих мегамоллах:

—  Мам, пап, я не хочу жить в вонючей квартире в хрущевке, я не хочу работать на старом заводе под  начальником-самодуром, мне больно видеть нищих стариков, больных детей, мне больно видеть ровесников, которые тратят молодость на водку и пиво. Я хочу жить в Русском Государстве, работать на современном предприятии, видеть русские стяги над Луной и Марсом, видеть имперского орла над Кремлем…

— Сын, ты чо, сдурел? Та что ты такое говоришь? Ты шо, фашист? Все же нормально, все же стабильно, хлеб на столе, колбаска, водочка. На, выпей!

— Нет, не хочу.

— Та ты что? Ты не мужик? А ты подумал, куда дядя Ашот с нижнего этажа денется? Хто таксовать будет, а? А дядя Муриман? Вот в Саюзе хорошо было, водочка по три пиисят, пионерлагеря там, и законность была, и все! А ты вот выдумываешь всякую чушь, и вообще, не умничай, во!  (Звук водки, льющейся из бутылки в граненый стакан). А что это у тебя в руках?

— Беспилотник…

— Отдай сюда! Неча тут всякой фигней маятся! Отдай!  (Беспилотник выбрасывается в мусорное ведро). Вон, у дяди Владлена пилорама, пойдешь к нему работать, там тебя мужики человеком сделают!

— Но я не хочу!

— Не спорь! Не спорь! Вот, в Савецком Саюзе все работали, и все было, работа у всех была, зоказы, зорплаты! А ты тут про свое Русское Государство мечтаешь!!! Иди к дяде Владлену!

Так у нас все и получается.

И выбора особенного, увы, нет. Совсем.

Нужно понять одно – будет у нас все. И древние флаги над Киевом, и наши военные корабли в Мексиканском заливе, и уровень жизни, которому позавидуют европейцы. Но для этого нужно одно единственное – осознать себя русскими. Не россиянами, не советскими гражданами, а именно что русскими.

Здесь мы сталкиваемся не только с тем, что у русских нет субъектности или прав. Мы сталкиваемся с тем, что широкие массы русских НЕ ЖЕЛАЮТ этой субъектности. Постсоветское поколение желает быть «россиянами», простыми такими, ничем не загруженными. У которых много «друзей», которые обзывают этих самых «россиян» «ватой» и ненавидят всеми фибрами души. И, разумеется, «россияне», готовы всем все прощать, всем  постоянно помогать (зачастую, в ущерб себе).

Русская субъектность – это как раз ответственность за себя и свой народ. Причем ответственность постоянная, а не так, как хотят некоторые – построить то самое РНГ, и все. Нет. Это в корне не верно.

Русская субъектность – это такой диалог:

— Ой, сына, а що такое? А куда наша Российская Федерация делась?

— Никуда она не делась, она стала Россией, где хозяин – русский народ.

— А как же татары/эвенки/буряты! Никого же низзя обидеть!

— От того, что мы реформировали никому не нужные нацреспбулики, где на миллион русских – десять тысяч эвенков, мир, как видите,  не содрогнулся.

Чуть позже:

— Ой, сына, а куда дядя Ашот делся? Чего на таксуеть?

— Дядя Ашот, как человек без гражданства и даже вида на жительство, покинул пределы России. У него есть дом в Ереване, и, как оказывается, весьма состоятельная семья…

— А хто ж таксовать будет?

— Есть официальные службы такси. Вот ими и стоит пользоваться.

И, наконец, так:

— Сына, а за шо ты дядю Грицька выгнав?! Он же наш родственник с Украины! Ему ж помочь надо, он же бедный-несчастный, у них же там война!  Надо ж было накормить, обогреть!

— Нет. Если он родственник, то пусть сначала выбросит свой красно-черный флаг на помойку, избавится в своей речи от таких терминов, как «русня», «вата» и «колорады» и прекратит одобрять убийц.

— Та ну он же нормальный, он хароший человек, родня ж!

— Нет, мама, родня не бегает с «Молотовыми» и не сжигает людей заживо. Так что, пусть готовится отдавать те двести пятьдесят миллиардов, что наше государство потратило на поддержку его «страны».  И учит «Славься, Русь», я как раз в гости собираюсь, с друзьями….

Конечно, за русскую субъектность предстоит долгая борьба. Собственно, создание Русского Фронта, который должен обьединить крупнейшие национальные движение в РФ, любым способом пробить статус русского народа как государственнообразующего. Как угодно: тушкой, чучелом, через депутатов, через агитацию, через протесты, через акции прямого действия. Затем – Русский Фронт должен стать если не главной, то основной легальной политической силой в Государственной Думе. И дальше, и дальше, и дальше…

Да, это будет жесткая, долгая борьба. Борьба с бюрократической машиной, борьба с предрассудками, борьба с давящей «совчиной».  Но не забывайте, в борьбе обретешь ты право свое, и в борьбе докажешь свое право.

Помоги нам, Боже, на этом непростом пути.

Иезекииль

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail