Article

Донбасс : Предварительные итоги

115 views

Ни для кого не секрет, что нынешняя ситуация в Донбассе во многом прямой результат недальновидной политики Кремля (в отличие от крымских событий).  Москва вместо непризнанного государства-сателлита (второй Южной Осетии или Абхазии) получила экономические санкции, финансовый кризис и полыхающую войну у западных границ. Другим следствием стала конфронтация с государствами НАТО, заключающаяся в росте числа военных учений с обеих сторон и многочисленными взаимными нарушениями воздушного пространства. Страны Запада отчетливо дали понять, что никакого независимого Донбасса не будет, а Кремлю, помимо продуктовых контрсанкций, сомнительной дружбы со странами третьего мира, ответить по существу оказалось нечем.

 Очевидно, что нынешняя власть в ДНР и ЛНР в лице Александра Захарченко и Игоря Плотницкого напрямую контролируется из Москвы. Большинство самостоятельных, «идейных» полевых командиров в той или иной степени были либо удалены из региона, либо ликвидированы.

В августе прошлого года был отправлен в отставку Игорь Стрелков, ставший широко известным благодаря обороне Славянска. В январе 2015 года подконтрольные Плотницкому силы ликвидировали самостийного полевого командира ополчения ЛНР Александра «Бэтмана» Беднова, под началом которого находился ряд добровольческих подразделений из России (в том числе националисты из ДРШГ «Русич»), напрямую не подчиняющихся Москве.

Стоит отметить, что зачистка неугодных сил в рядах ополчения Донбасса происходила на фоне переговоров контактной группы по урегулирования ситуации на востоке Украины (Россия, ОБСЕ, Украина и непризнанные республики ДНР и ЛНР) в Минске, проходивших в несколько этапов. Переговоры в минском формате стали во многом возможны благодаря ряду тяжелых военных поражений, нанесенных ополчением украинским силовикам в так называемом «Изваринском котле» (август 2014 года) и под Иловайском (август-сентябрь 2014 года).

Несмотря на серьезные военные успехи ополчения (по мнению ряда источников, одержанные с помощью регулярных российских войск), ни разу за все время минских переговоров вопрос самостоятельности Донбасса не поднимался, речь шла о степени автономности свежеиспеченных территориальных образований в составе либо унитарной, либо федеративной Украины.

Сентябрьские минские соглашения, в основу которых легли так называемые планы Путина и Порошенко, в основном были направлены на заморозку конфликта и вызвали неоднозначную реакцию у противоборствующих сторон. Основными положениями первых минских соглашений стали: прекращение огня, создание линии разграничения и обмен военнопленными. Ни одно из этих договоренностей в полном объеме не было выполнено до сих пор. Более того, военные действия тем временем продолжались полным ходом.

Наибольшей эскалации конфликт достиг к январю-февралю 2015 года. Крупная группировка украинских силовиков (по разным данным от 5 до 7 тысяч) попала в очередной котел в районе Дебальцево, также активизировались бои в донецком аэропорту, ведущиеся с разной степенью интенсивности с лета 2014 года. К концу января силовики были окончательно выбиты из донецкого аэропорта, понеся тяжелые потери. Группировка украинских войск в Дебальцево оказалось в плотном кольце.

Тем временем лидеры Германии, Франции, России и Украины в феврале провели 16-часовую встречу в Минске, результатом которой стали вторые минские соглашения, подразумевавшие отвод тяжелых вооружений в двухнедельный срок от линии соприкосновения сторон в Донбассе.

Тем нее менее боевые действия в районе Дебальцево продолжились и после заключения договоренностей, так как лидеры ополченцев заявили, что эта территория является «внутренним районом» ДНР и поэтому действие соглашения на него не распространяется. Боевые действия закончились очередным поражением украинских силовиков, потерявшим, по разным данным, до 3,5 тысячи человек.

После Дебальцево линия фронта нормализовалась и стороны перешли к позиционной войне, выливающейся лишь в локальные стычки в Широкино (под Мариуполем) и на прилегающих к донецкому аэропорту Авдеевке и Песках. Однако о бесповоротном прекращении огня говорить едва ли возможно до сих пор.

Важно отметить, что подписанный 12 февраля в Минске документ, помимо прекращения огня, отвода тяжелых вооружений и создания зоны безопасности, обязывает власти Украины вести прямой диалог с представителями ДНР и ЛНР, в частности, по вопросу проведения в регионе местных выборов, внесения в конституцию Украины изменений, предполагающих децентрализацию власти, а также по вопросу законодательного закрепления особого статуса «отдельных районов Донецкой и Луганской областей».

Год кровопролитнейших боев, поставивший Донбасс на грань гуманитарной катастрофы, щедро усыпанный тысячами трупов с обеих сторон, привел лишь к юридическому закреплению «отдельных районов». При этом, согласно официальной позиции Киева, закрепление в Конституции Украины тех самых «отдельных районов» возможно лишь после проведения местных выборов в Донецкой и Луганской областях, что, по мнению МИД РФ, противоречит минским договоренностям.

Военные победы пророссийского ополчения (читай российской армии) к настоящему моменту оказались бессильны перед экономической несостоятельностью Москвы в контексте противостояния с куда более самодостаточным Западом. Донбасс в том или ином виде будет втиснут в границы Украины. И тогда естественным образом встанет вопрос Крыма.

Свят Павлов

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail